Поиск по сайту журнала:

 

Архивариус

Еврейское кладбище в районе улицы Лучесской (пр. Черняховского). 1941 год. Из фондов ВОКМ.   Колоризация.…Кривой забор из гнилой фанеры.
За кривым забором лежат рядом
юристы, торговцы, музыканты, революционеры.
Для себя пели.
Для себя копили.
Для других умирали.

Юдель Пэн.Загадка убийства художника Юрия Пэна продолжает волновать исследователей и общественность. Увы, однозначного ответа нет, и всё же различные версии продолжают возникать. Мы не собираемся пополнять этот ряд предположений. Однако сообщения о гибели Пэна в шведскоязычных изданиях Финляндии не могли не привлечь нашего внимания.

Эммануил Яковлевич Кенигсберг.Это было ровно 70 лет назад. Такие даты не отмечают, но помнить о них надо.
В конце 1952 года в Мозыре готовилось своё «дело врачей», напоминающее по сути одноименное московское «дело». Почему был выбран для антисемитского процесса заштатный Мозырь, а не другой, более крупный город Белоруссии, остаётся только гадать.

 В 1928 году в Гродно был изготовлен значок с надписью на идиш «10 лет 1918 – 1928 1-е еврейское ремесленное объединение в Гродно». Автору так и не удалось узнать, что это за объединение (или союз), но в поисках ответа на этот вопрос автор познакомился с информацией, которая, по его мнению, может быть интересна читателям журнала «Мишпоха». Кроме того, автор надеется, что среди читателей журнала найдутся люди, которые смогут пролить свет на происхождения этого значка.

 Cтатья «Детские игры белорусских евреев» Е. Романовой, написана в 1891 году. Опубликована в сборнике «Этнографическое обозрение. Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, состоящем при Московском университете. 1891 г. (№2). Еврейский мир представляется автору ветхозаветным, наполненным религиозным фанатизмом. А все евреи, в том числе, дети, для автора «на одно лицо». Поверхностный взгляд, порождающий не только фактические неточности, но и неприятные выражения, нередко сопровождает диалог «свой – чужой».
И всё же статья интересна с познавательной точки зрения, желанием узнать традиции и обстановку в еврейской среде, отдалённой от нас на сто тридцать лет.