У памятника расстрелянным узникам гетто в Орше.

Немецкие войска заняли Оршу 16 июля 1941 года. Вскоре провели регистрацию жителей. Евреям приказали носить черные нарукавные повязки со звездой Давида. В сентябре 1941 года было создано гетто – от улицы Народной до польского кладбища. По улице Энгельса в 25-ти домах разместили около двух тысяч человек.
В двадцатых числах ноября 1941 года военнопленные вырыли глубокую траншею на еврейском кладбище, которое граничило с гетто. Утром 26 ноября жандармерия и полиция окружили гетто. Ликвидацию проводили в два приема.
По приказу конвоиров взрослые и дети раздевались, складывали вещи и одежду в штабеля. Узников гетто сталкивали в яму и расстреливали стоявшие на краю траншеи фашисты. В Орше от рук фашистов погибло 6 тысяч евреев.
В 50-е годы оршанские евреи стали собирать деньги на установление памятников на местах массовых расстрелов. Инициаторами стали руководители незарегистрированной иудейской религиозной общины Арон Нодов, Лазарь Шехтер, Исаак Печерский и другие.
По рассказам оршанских старожилов, памятник из черного гранита был установлен на месте расстрела большинства узников. В пятидесяти метрах расстреляли группу детей из гетто. Там, среди берез, находится маленький памятник. На обоих памятниках слова: «Здесь похоронены советские граждане, погибшие от рук немецко-фашистских захватчиков 26–27 ноября 1941 года».

Памятник расстрелянным евреям местечек Прозороки и Зябки (ныне Глубокский район). Карательный отряд в Прозороки прибыл из Глубокого. 5 декабря 1941 года всех евреев местечка согнали в школу, а на следующий день, 6 декабря в 11 часов утра, при 20-градусном морозе повели на расстрел. В 14 часам 6 декабря было убито 380 евреев местечка Прозороки. Взрослых расстреливали, детей бросали в яму живыми.
К яме подводили по четыре человека. Они раздевались, снимали обувь и становились на край ямы, спиной к немецким солдатам. Следовала команда, и раздавался залп.
Из прозорокских евреев только троим удалось уйти в партизаны.
В тот же день на этом же месте были расстреляны 40 евреев соседнего местечка Зябки.
Братская могила находится недалеко от шоссе Полоцк – Глубокое, метрах в трехстах от деревни Прозороки. В послевоенные годы на ней был установлен скромный памятник.
В начале 2000-х годов на этом месте поставили новый памятник. Огромный валун, к которому цепями прикреплена табличка с надписью: «6 декабря 1941 года на этом месте фашисты расстреляли 420 евреев: мужчин и женщин, детей и стариков – жителей местечек Прозороки и Зябки. Светлая им память! Этого забыть нельзя!»
Надпись сделана только на русском языке.
Скорее всего, его установили дети или внуки погибших.
У памятника посадили березы. Когда молодые деревца вырастут, памятник окажется в глубине березовой аллеи.

Памятник евреям Езерища, установленный в 1964 году.

Первый памятник евреям городского поселка Езерище, который находится в Городокском районе, на самом севере Беларуси, появился в 1964 году. Найти его довольно сложно. Он не виден ни с шоссе, ни с железнодорожной ветки. Его поставили Яна и Михаил Энтины. Они – дети расстрелянных родителей.Старый Энтин до войны заведовал складом. Человек был авторитетный. Энтины остались в памяти земляков. Перед смертью муж с женой обнялись. Так их и застрелили.

Бетонная тумбочка с массивной табличкой. На ней надпись: «Мирным советским гражданам – жертвам фашизма. 1941–1945».

В 2007 году на деньги граждан Великобритании семьи Лазарусов поставили красивый отшлифованный камень с надписью на белорусском, английском и иврите: «Жертвам фашизма. Тут осенью 1941 года были зверски уничтожены 150 евреев Езерище». В надписи неточность. Расстреляли евреев Езерища в январе 1942 года.
Расстояние между памятниками невелико. Ни один, ни другой не стоит на захоронении. Новый памятник поставили в зоне хорошего обзора – это было главным в выборе точки. Место первого определил случай. Место расстрела находится в нескольких сотнях метров – на заболоченном месте, поросшем кустарником.

У памятника на улице Чкалова (бывшей Легионовой) семья Эткиных.

К началу Второй мировой войны население Глубокого достигло 11 тысяч человек, половину из которых – 5,5 тысяч – составляли евреи. Подавляющее большинство евреев, дорожившее своими домами и имуществом, решило в городе остаться. Способствовали этому и рассказы людей, переживших Первую мировую войну, о корректном обращении немцев с гражданским населением.
 22 октября 1941 года оккупационные власти создали в Глубоком еврейское гетто, просущест-вовавшее до августа 1943 года.  В 20-х числах мая 1942 года гитлеровцы разделили гетто на две части. В одной поместили специалистов и их семьи, в другой – стариков, больных, женщин с детьми, лишив их права получать продукты питания.
Весной 1942 года узники гетто создали подпольную организацию. Часть узников ушла в партизаны.
В ночь на 19 июня 1942 года жандармы и полиция оцепили второе гетто. Всех вывезли в урочище Барок, где и расстреляли. Несколько часов спустя там же расстреляли часть узников первого гетто. Всего замучено и расстреляно 2,5 тысячи человек.
В августе 1943 года в гетто началось восстание. Для его подавления немцы бросили в бой бронетехнику и даже авиацию. 20 августа на месте гетто осталась только выжженная земля. И все же десяткам узников удалось вырваться и уйти в лес.
Братские могилы долгие годы оставались без присмотра и надгробных знаков.
Но времена изменились, и в священных местах упокоения узников глубокского гетто 18 августа 1993 года, в 50-ю годовщину восстания, по-явились мемориалы и памятники: два в урочище Барок и один – на улице Чкалова (бывшей Легионовой). Они воздвигнуты благодаря инициативе Рахили Иоффе (Клебановой) из Израиля, заботе и личным средствам Артура Льва из Германии. Существенную помощь им оказали Залман и Дон Фейгельсоны из США и Лейб Иоффе из Израиля.
Постоянный уход за памятниками осуществляют работники жилищно-коммунального хозяйства Глубокого.
Каждый год в августовские дни в Глубокое приезжают со всего мира бывшие узники гетто, их дети и внуки.
Среди узников Глубокского гетто был и десятилетний Михаэль Эткин. Во время восстания он ушел в партизаны, затем оказался в действующей армии. Его мама Ева Каминская была медицинским работником в партизанском отряде.
После войны Михаэль разыскивал ее, но найти не смог. Он завещал детям и внукам найти могилу Евы Каминской. Большая семья Эткиных приехала в 2009 году в Глубокое из Израиля. С помощью белорусского посольства в Израиле они узнали место гибели Евы Каминской.
Эткины прикрепили к памятнику погибшим узникам гетто (ул. Чкалова) табличку с именами членов семьи, погибших в Глубоком, и прочли молитву «Кадиш».

 Молитву «Кадиш», на месте расстрела узников Глубокского гетто произносят братья Эткины.

До войны Бетонная тумбочка, установленная на месте расстрела евреев станции Бычиха (Городокский район).в поселке и на железнодорожной станции Бычиха в Городокском районе жило полтора десятка евреев. Кто-то еще в предвоенные годы уехал в большие города, кого-то мобилизовали в армию.
Когда немцы захватили населенный пункт, здесь оставалось шесть пожилых евреев. Одного из них, помоложе, повесили на железнодорожном переезде, чтобы запугать жителей Бычихи. Остальных расстреляли на окраине Бычихи 28 октября 1941 года.
В 1967 году по инициативе семьи Рулевых, живших в Бычихе, и при поддержке сельсовета, на месте расстрела поставили бетонную тумбочку с красной звездой наверху. Все работы безвозмездно выполнил тракторист Михаил Рулев. Его жена приходилась дальней родственницей кому-то из погибших.
Нет на бетонной тумбочке таблички с надписью, кто похоронен здесь. Стоит она посреди огорода, обнесенная сгнившей деревянной оградой. В 70-е годы к братской могиле иногда приходили школьники, занимались благоустройством, возлагали цветы. Более двадцати лет никто не смотрит за памятником и не приходит к нему.