Поиск по всем номерам журнала:

Пользовательского поиска

Эта медаль значит не меньше ордена

Семья Стрелец Иды Гецелевны.6 июня исполняется 75 лет с того дня, когда была учреждена медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Всего эту награду получило без малого 16 096 750 человек. В числе награждённых моя мама, Стрелец Ида Гецелевна.

Подробнее...

Андрей Макаревич: «Все мои предки по материнской линии – витебские евреи»

Андрей Макаревич.Несмотря на то, что фамилия у меня отцовская, белорусская, по маме я – Шмуйлович. И все мои предки по материнской линии из-под Витебска – витебские евреи. Прадед мой был резником при синагоге, очень уважаемым человеком. К сожалению, раскопать что-то дальше прадедушки не получается…

Подробнее...

Пусть будут их души вплетены в вечный узел жизни

Борис Менделевич, Наум Линковский, Александр Изобов, Ирина Изобова, Аркадий Шульман.Лет пять или шесть назад, Борис Менделевич пришёл в редакцию журнала «Мишпоха». Назвал имя, и сказал, что интересуется Яновичами, был сегодня там (в городском посёлке), поговорил, с кем пришлось, что-то увидел, и ему посоветовали приехать в Витебск и встретиться со мной.

Подробнее...

Как учился в школе Марк Шагал?

Табель успеваемости Мовши Шагала в Витебском городском училище за 1903-1904 г.Прямо скажем, учеником, будущий знаменитый художник, был «так себе», далеко не блестящим. Посмотрите на табель его успеваемости в Витебском городском училище за 1903-1904 год. (Хранится в Национальном историческом архиве Беларуси).

В «Ведомости» Мовши Шагала (Марка Шагала в будущем) в основном посредственные отметки, а по арифметике есть и вовсе неудовлетворительные. С геометрией, рисованием и черчением дела обстояли несколько лучше, но тоже оставляли желать других, более высоких, оценок.

В итоге М. Шагал был переведен в IV класс. Но кто мог тогда предположить, что из него выйдет мировая знаменитость.

Подробнее...

Мы, евреи...

Борис Розин в русскоязычной библиотеке Денвера. В застеклённом шкафу выставка его судейских наград, а также книг, журналов и других изданий, в которых он публиковался. Фото 2014 г.Борис Розин родился в 1941 г. в Минске. Жил в Оренбургской области, Тбилиси, Дрогобыче, Душанбе. Закончил филфак Таджикского госуниверситета. Редактор и журналист. Член Союза журналистов СССР.  С 1958 г. связан с настольным теннисом. 24 года был президентом Федерации настольного тенниса Таджикистана. Судья международной категории. С 1991 г.  жил в Израиле. Работал страховым агентом; печатался в русскоязычных газетах. С 2002 г. живёт в США. Несколько лет был собкорром российского журнала «Настольный теннис» в Америке. Автор нескольких спортивных книг.

Подробнее...

Мемориал «Память» в Сураже

Суражское еврейское кладбище.Сураж – посёлок городского типа в 45 км от Витебска. Когда-то крупное еврейское местечко. К сожалению, исследований про еврейскую историю Суража нет. Надеюсь, это дело ближайшего будущего.
Сегодня в Сураже уже не осталось евреев, да и пожилых людей, которые помнят довоенные времена и своих соседей-евреев можно пересчитать по пальцам.
Практически ничего не сохранилось с того времени и только сосны охраняют покой, ушедших в мир иной, на старинном еврейском кладбище.

Подробнее...

Детство, исковерканное войной

Валентина Леонтьевна Соловьева.Их было три сестры. В сорок первом старшей Лене исполнилось пятнадцать, Вале, по воспоминаниям которой написан этот рассказ – одиннадцать, а младшей Нине ещё не было трёх. Жили они в Сиротино – до войны это был один из райцентров Витебской области. Их отец Матюшко Леон Миронович работал председателем райисполкома. Был уважаемый человек, имел правительственные награды, в том числе и Орден Трудового Красного Знамени. Мама, Варвара Никифоровна, после рождения младшей дочки, занималась  домашними делами и растила детей.

Подробнее...

Стэрка

Рисунок Александра Вайсмана.Все подруги мамы были для меня тётями. Так удобнее было к ним обращаться, чем выговаривать какое-нибудь крючковатое отчество, вроде Сигизмундовна. Проще сказать тётя Бася, забыв про имя её отца-поляка. Отчество другой подруги мамы – Берты  запоминалась легче – Соломоновна. Но, вопреки такому отчеству, сама она, по-моему, большим умом не отличалась. Поэтому для меня оставалась тётей Бертой.

Подробнее...

n001 vsegda v nashej pamyati 01 205Прошло 65 лет после окончания Великой Отечественной войны. Рядом с нами остается все меньше людей, которые на себе почувствовали ее обжигающий вихрь. Но память о событиях тех страшных, кровопролитных и героических лет жива. И будет жить до тех пор, пока на Земле будут стоять памятники и обелиски, пока к ним будут приходить ветераны войны, их дети и внуки, родственники и друзья погибших.
Стоят памятники на могилах защитников Отечества, воинов-освободителей, на братских могилах мирных граждан, безвинно погибших от фашистских преступников, памятники сожженным деревням и расстрелянным заложникам, памятники жертвам Холокоста.

Фотоальбом «Всегда в нашей памяти» посвящен памяти евреев, погибших в гетто, замученных и расстрелянных на территории Витебской области. Деревянные тумбочки или просто колышки с табличкой, на которых было написано одно слово «Здесь», появились на местах массовых расстрелов еврейского населения в первые же недели после освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. Их устанавливали бежавшие из гетто и чудом уцелевшие евреи, их белорусские соседи, жители городов и местечек, возвращающиеся в родные места из эвакуации, солдаты, приезжавшие узнать о судьбе родных.
В послевоенные годы создавались инициативные группы, которые собирали деньги и устанавливали на братских могилах недорогие памятники. Нередко это были небольшие металлические пирамиды или камни, к которым крепились таблички с надписью. Место огораживалось деревянным штакетником. Местные власти не всегда с пониманием относились к святой обязанности людей увековечить память родных и близких. Слово «еврей» под нажимом властей заменялось безликим оборотом «советские граждане», хотя все понимали: людей расстреливали только за их национальную принадлежность. Власти считали нежелательными надписи на иврите, идише и еврейскую символику. И все же памятники с «неутвержденными» надписями и символами появлялись. Каждый год в дни траура, в годовщину расстрела к ним приезжали и приходили родственники погибших, их друзья, земляки. Возлагались, по еврейскому обычаю, цветы и камушки.
С начала девяностых годов еврейская община Беларуси при активном участии государства, с помощью зарубежных землячеств и благотворительных фондов установила ряд памятников на местах массовых расстрелов. Значительный вклад вносит Фонд семьи Лазарусов из Великобритании. Некоторые памятники установлены по инициативе местных властей и на государственные средства. За памятниками, установленными в местечках, где уже не осталось еврейских общин, ухаживают школьники, работники коммунальных служб.
В 2008 году, в дни 65-летия со дня уничтожения одного из самых больших в Европе – Минского гетто, у Мемориального комплекса расстрелянным узникам выступал Президент Республики Беларусь А. Г. Лукашенко. Это получило большой общественный резонанс. Стали быстрее решаться многие организационные и финансовые вопросы, связанные с установкой памятников.
Не все места массовых расстрелов евреев в годы войны увековечены памятниками и обелисками. Установить их – наш с вами долг. Обязанность, которую должно исполнить наше поколение.

В фотоальбоме «Всегда в нашей памяти» рассказывается об истории памятников расстрелянным узникам гетто. Еврейская мудрость гласит: «След человека остается на нашей земле, пока о нем помнят». Уважения и признательности заслуживают люди, которые были инициаторами, собирали деньги, своими руками делали эти памятники.  В годы государственного забвения этой страшной страницы истории им приходилось проявлять не только настойчивость, но и мужество, чтобы преодолеть барьеры, выставленные властями. Эти люди никогда не афишировали себя, стремились к меньшей огласке. Мы обязаны вспомнить о них. Время неумолимо. Памятники, на которые  потрачены годы жизни, силы, средства, стоят в вечном карауле на местах массовых расстрелов. Они охраняют нас от беспамятства.

В фотоальбом «Всегда в нашей памяти» вошли не все памятники, установленные на местах расстрелов еврейского населения в годы Великой Отечественной войны в Витебской области.

Хочется верить, что вслед за первым изданием выйдет следующее, и тема будет освещена полностью.

Скачать книгу в формате .pdf

Обложка "Всегда в нашей памяти" Витебск. Открытие Мемориала на месте расстрела узников гетто. Туловский ров, июнь 2010 г. Мемориал на месте расстрела узников Витебского гетто в Туловском рву. Центральная часть композиции.Скульптор Валерий Могучий. Архитектор Валерий Шаронов. Мемориал на месте расстрела узников Витебского гетто в Туловском рву. Входной камень. Скульптор Валерий Могучий. Архитектор Валерий Шаронов. Памятник расстрелянным узникам гетто у зернотока в деревне Яновичи Витебского района. Последний еврей деревни Лукомль Хаим Рутман и бывшая малолетняя узница Валентина Филлипкова у памятника на месте расстрела узников Лукомльского гетто, 1999 г. Памятник, установленный на могиле евреев местечка Камень. Фрагмент памятника, установленного на месте расстрела узников Дубровенского гетто. Узница гетто Мария Ковалева и жена Исаака Галынкина – Людмила Галынкина у памятника расстрелянным евреям Шумилино. Памятный камень, установленный на месте расстрела евреев Ветрино, находится среди огородов.  Дорожка к памятному каменю, установленному на месте расстрела евреев Ветрино, находится среди огородов. Черная звезда, установлена на месте расстрела евреев местечка Волынцы Верхнедвинского района. Памятник, установленный на месте расстрела евреев Лынтупов. У памятника расстрелянным узникам гетто в Орше. Памятник евреям Езерища, установленный в 1964 году. Памятник расстрелянным евреям местечек Прозороки и Зябки (ныне Глубокский район). У памятника на улице Чкалова (бывшей Легионовой) семья Эткиных. Молитву «Кадиш», на месте расстрела узников Глубокского гетто произносят братья Эткины. Мемориал в урочище Барок. Бетонная тумбочка, установленная на месте расстрела евреев станции Бычиха (Городокский район).  У памятника ветеран Великой Отечественной войны, многолетний директор школы Рувим Риц. Мемориальный комплекс, сооруженный в одном километре от деревни Черноручье. Памятник, установленный на месте первого массового расстрела евреев Дисны, 13 марта 1942 года. Памятник на месте третьего массового расстрела евреев Дисны 23 декабря 1943 года. Памятник, установленный на месте расстрела узников Ушачского гетто. Памятник расстрелянным узникам Браславского гетто. Памятник евреям Бобыничей, погибшим в годы войны. Памятник расстрелянным евреям в Березовке. Памятник, установленный на месте расстрела евреев Чашников. У памятника в Колышках бывшие узники Колышанского гетто Ольга Ноткина и Давид Фоминов. Памятник, установленный на месте расстрела евреев Уллы. Жительница Островно Нина Трусова у памятника расстрелянным евреям Островно. Памятник расстрелянным узникам Россонского гетто. Памятник погибшим евреям деревни Гомель Полоцкого района. Памятник, установленный на месте расстрела узников Миорского гетто. Леонид Лившиц, один из немногих евреев, живших в Толочине до войны, у памятника погибшим узникам гетто. Открытие памятника расстрелянным узникам Добромысленского гетто, 2001 г.