Поиск по всем номерам журнала:

Пользовательского поиска

Ищу сведения о семье Прошицких

 Вскоре после оккупации Белоруссии немецко­-фашистскими захватчиками началось уничтожение еврейского населения.
Израиль Прошицкий, живший с семьёй в глухой деревне в районе Мозыря, решил спасти свою семью.
Cемья была большая: жена, шестеро детей в возрасте от трёх до пятнадцати лет.

Подробнее...

История моей семьи

Бася с братом Хононом (возможно). Лиозно. 13 сентября 1917 г. Басе 22 года.Благословенной памяти моего деда Носона и моей бабушки Баси-Леи.

Мой прапрадед Моше пришёл в местечко Яновичи (ныне Витебский район Беларуси) в середине 19 века. По семейным преданиям, он пришёл из Ковно, вместе с братом Иосифом.
Братья основали маленькую компанию по первичной обработке льна. Дела пошли успешно, компания росла. В какой-то момент сын Моше – мой прадед Залман, взял на себя руководство компанией.

Подробнее...

Зал еврейской истории

 В ивьевском Музее национальных культур произошло знаменательное событие – открыт заново переоформленный зал еврейской истории.
Мы попросили рассказать об этом инициатора создания обновлённой экспозиции Тамару Бородач.

Подробнее...

Архивный блокнот Ильи Лиснянского

Лиснянский Илья.Как Александр I издал Указ о запрете возведения на евреев кровавых наветов

Расписание жизни изменилось. Раз в неделю я теперь встаю в 5.30 утра и мчусь в Центральный Архив Истории Еврейского Народа. До Иерусалима час езды, надо успеть к 7-ми, чтобы поработать там, что-то найти, а ровно в полдень выскочить и ехать обратно – к началу работы, которая продолжается до ночи.
Следующий день тоже занят рабочими делами.
Зато через день вечером можно сесть и обрабатывать находки. И удивляться им. Например, неожиданно нашёл имя своего пра-пра-пра-пра-деда. Теперь знаю, что звали его Вульф. Жил он в середине 18-го века. Это даже не Российская Империя, а ещё Речь Посполитая. Чудеса!

Подробнее...

Услышать голос, тающий во мгле...

Владимир Добин.12 января исполняется печальная дата – 15 лет ухода из жизни известного поэта, журналиста, главного редактора израильской газеты «Новости недели» Владимира Добина. Ему было всего 58 лет.

Подробнее...

Стоит вглядеться

Григорий Маркович Штракс,  1945 г.Часто, очень часто я сегодняшний упрекаю себя в том, что мало распрашивал родителей о том, как они жили, о том, на какой почве я вырос и что до меня было? Тому, по-моему, две причины – первая: родители молчали на все вопросы о жизни, о прошлом, об их корнях, о моих дедушках и бабушках, потому что боялись, что мальчишка, который большую часть своего детства и отрочества рос на улице в пору войны, голодухи, бездомья и в послевоенные годы – опять бездомье и уличные авторитеты – самые главные воспитатели, такой пацан, мог поделиться услышанным с товарищами, а те ещё дальше, и чем это кончалось в пору повального «писательства», но не книг, а доносов, – известно.

Подробнее...

Породнённые войной

Галина Алпатова (Турнянская).C Ольгой Васильевной Кораго я впервые встретился в 2001 году, когда в Витебском горисполкоме посол Израиля в Беларуси вручал ей медаль «Праведника Народов Мира».
Помню, как тогда на прощание она сказала:
– Наградили и меня, и маму, но награда в большей степени её – Анны Карповны Кораго. Извините, не смогла она сама приехать, ей уже 98 лет. Захотите поговорить с ней, приезжайте к нам в Городок – память у неё хорошая.
Пока я собирался, откладывая поездку с недели на неделю, Анны Карповны не стало. Она умерла, не дожив одного года до своего столетия.

Подробнее...

Одиннадцатая палата

Владимир Райберг.Это не попытка встать вровень с известным, одноимённым произведением Солженицына. Это, на самом деле, реальный раковый корпус, – место моей временной, добровольно-необходимой прописки; расположен в громадном больничном дворе, где кроме ракового корпуса есть урологический, поликлиника и комплекс хозяйственных построек.

Подробнее...

n001 vsegda v nashej pamyati 01 205Прошло 65 лет после окончания Великой Отечественной войны. Рядом с нами остается все меньше людей, которые на себе почувствовали ее обжигающий вихрь. Но память о событиях тех страшных, кровопролитных и героических лет жива. И будет жить до тех пор, пока на Земле будут стоять памятники и обелиски, пока к ним будут приходить ветераны войны, их дети и внуки, родственники и друзья погибших.
Стоят памятники на могилах защитников Отечества, воинов-освободителей, на братских могилах мирных граждан, безвинно погибших от фашистских преступников, памятники сожженным деревням и расстрелянным заложникам, памятники жертвам Холокоста.

Фотоальбом «Всегда в нашей памяти» посвящен памяти евреев, погибших в гетто, замученных и расстрелянных на территории Витебской области. Деревянные тумбочки или просто колышки с табличкой, на которых было написано одно слово «Здесь», появились на местах массовых расстрелов еврейского населения в первые же недели после освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. Их устанавливали бежавшие из гетто и чудом уцелевшие евреи, их белорусские соседи, жители городов и местечек, возвращающиеся в родные места из эвакуации, солдаты, приезжавшие узнать о судьбе родных.
В послевоенные годы создавались инициативные группы, которые собирали деньги и устанавливали на братских могилах недорогие памятники. Нередко это были небольшие металлические пирамиды или камни, к которым крепились таблички с надписью. Место огораживалось деревянным штакетником. Местные власти не всегда с пониманием относились к святой обязанности людей увековечить память родных и близких. Слово «еврей» под нажимом властей заменялось безликим оборотом «советские граждане», хотя все понимали: людей расстреливали только за их национальную принадлежность. Власти считали нежелательными надписи на иврите, идише и еврейскую символику. И все же памятники с «неутвержденными» надписями и символами появлялись. Каждый год в дни траура, в годовщину расстрела к ним приезжали и приходили родственники погибших, их друзья, земляки. Возлагались, по еврейскому обычаю, цветы и камушки.
С начала девяностых годов еврейская община Беларуси при активном участии государства, с помощью зарубежных землячеств и благотворительных фондов установила ряд памятников на местах массовых расстрелов. Значительный вклад вносит Фонд семьи Лазарусов из Великобритании. Некоторые памятники установлены по инициативе местных властей и на государственные средства. За памятниками, установленными в местечках, где уже не осталось еврейских общин, ухаживают школьники, работники коммунальных служб.
В 2008 году, в дни 65-летия со дня уничтожения одного из самых больших в Европе – Минского гетто, у Мемориального комплекса расстрелянным узникам выступал Президент Республики Беларусь А. Г. Лукашенко. Это получило большой общественный резонанс. Стали быстрее решаться многие организационные и финансовые вопросы, связанные с установкой памятников.
Не все места массовых расстрелов евреев в годы войны увековечены памятниками и обелисками. Установить их – наш с вами долг. Обязанность, которую должно исполнить наше поколение.

В фотоальбоме «Всегда в нашей памяти» рассказывается об истории памятников расстрелянным узникам гетто. Еврейская мудрость гласит: «След человека остается на нашей земле, пока о нем помнят». Уважения и признательности заслуживают люди, которые были инициаторами, собирали деньги, своими руками делали эти памятники.  В годы государственного забвения этой страшной страницы истории им приходилось проявлять не только настойчивость, но и мужество, чтобы преодолеть барьеры, выставленные властями. Эти люди никогда не афишировали себя, стремились к меньшей огласке. Мы обязаны вспомнить о них. Время неумолимо. Памятники, на которые  потрачены годы жизни, силы, средства, стоят в вечном карауле на местах массовых расстрелов. Они охраняют нас от беспамятства.

В фотоальбом «Всегда в нашей памяти» вошли не все памятники, установленные на местах расстрелов еврейского населения в годы Великой Отечественной войны в Витебской области.

Хочется верить, что вслед за первым изданием выйдет следующее, и тема будет освещена полностью.

Скачать книгу в формате .pdf

Обложка "Всегда в нашей памяти" Витебск. Открытие Мемориала на месте расстрела узников гетто. Туловский ров, июнь 2010 г. Мемориал на месте расстрела узников Витебского гетто в Туловском рву. Центральная часть композиции.Скульптор Валерий Могучий. Архитектор Валерий Шаронов. Мемориал на месте расстрела узников Витебского гетто в Туловском рву. Входной камень. Скульптор Валерий Могучий. Архитектор Валерий Шаронов. Памятник расстрелянным узникам гетто у зернотока в деревне Яновичи Витебского района. Последний еврей деревни Лукомль Хаим Рутман и бывшая малолетняя узница Валентина Филлипкова у памятника на месте расстрела узников Лукомльского гетто, 1999 г. Памятник, установленный на могиле евреев местечка Камень. Фрагмент памятника, установленного на месте расстрела узников Дубровенского гетто. Узница гетто Мария Ковалева и жена Исаака Галынкина – Людмила Галынкина у памятника расстрелянным евреям Шумилино. Памятный камень, установленный на месте расстрела евреев Ветрино, находится среди огородов.  Дорожка к памятному каменю, установленному на месте расстрела евреев Ветрино, находится среди огородов. Черная звезда, установлена на месте расстрела евреев местечка Волынцы Верхнедвинского района. Памятник, установленный на месте расстрела евреев Лынтупов. У памятника расстрелянным узникам гетто в Орше. Памятник евреям Езерища, установленный в 1964 году. Памятник расстрелянным евреям местечек Прозороки и Зябки (ныне Глубокский район). У памятника на улице Чкалова (бывшей Легионовой) семья Эткиных. Молитву «Кадиш», на месте расстрела узников Глубокского гетто произносят братья Эткины. Мемориал в урочище Барок. Бетонная тумбочка, установленная на месте расстрела евреев станции Бычиха (Городокский район).  У памятника ветеран Великой Отечественной войны, многолетний директор школы Рувим Риц. Мемориальный комплекс, сооруженный в одном километре от деревни Черноручье. Памятник, установленный на месте первого массового расстрела евреев Дисны, 13 марта 1942 года. Памятник на месте третьего массового расстрела евреев Дисны 23 декабря 1943 года. Памятник, установленный на месте расстрела узников Ушачского гетто. Памятник расстрелянным узникам Браславского гетто. Памятник евреям Бобыничей, погибшим в годы войны. Памятник расстрелянным евреям в Березовке. Памятник, установленный на месте расстрела евреев Чашников. У памятника в Колышках бывшие узники Колышанского гетто Ольга Ноткина и Давид Фоминов. Памятник, установленный на месте расстрела евреев Уллы. Жительница Островно Нина Трусова у памятника расстрелянным евреям Островно. Памятник расстрелянным узникам Россонского гетто. Памятник погибшим евреям деревни Гомель Полоцкого района. Памятник, установленный на месте расстрела узников Миорского гетто. Леонид Лившиц, один из немногих евреев, живших в Толочине до войны, у памятника погибшим узникам гетто. Открытие памятника расстрелянным узникам Добромысленского гетто, 2001 г.