Память

Георгий Кузьмин у могилы Льва Воробейчика, 2007 г.В один из дней мы поехали в деревню Зароново. Нас ждала директор музея «История Зароновского края», учительница местной школы Людмила Константиновна Никитина. Именно благодаря её подвижнической деятельности стала известна история спасения в годы войны русской семьей еврейского парня, очерк об этом был опубликован в витебской областной газете «Народное слово».
Людмила Константиновна родилась вдалеке от этих мест в Барановичах, после окончания института получила распределение в Витебский район. А вскоре ей, молодому педагогу-филологу, поручили работу в школьном музее. Как видно обязанность совпала с призванием. Людмила Константиновна вкладывает всю душу в это дело. В 1996 году музею присвоили звание «Народный». Затем в течение четырёх лет обновлялась его экспозиция. Сейчас это музей «Истории Зароновского края».

Алина Ивановна Чухарева.Как же важно успеть. В суматохе дней, в перерывах между переездами, учёбой, работой и просто повседневными заботами успеть встретиться с теми, кто помнит этот город таким, каким мне его уже не застать никогда. Помнит ярко и красочно, ведь это часто тёплые, детские, ещё довоенные воспоминания. Помнит его жителей, друзей или просто соседей, помнит истории, связанные с ними, их быт, праздники, радости и горести. Ведь часто по-соседски переживалось всё это вместе.
Разговаривая со старожилами Глубокого, коих так немного осталось, мне всегда хочется делать акцент на истории еврейской общины моего родного города, словно пытаясь противостоять забвению, стараясь сохранить память о тех, кто жил здесь поколениями, создавая своеобразный колорит местечка.

Место казни минских подпольщиков. И среди них Исая Козинца.Евреи в рядах антифашистского подполья на территории Белоруссии в 1941-1944 годах.

Несмотря на нацистскую политику геноцида, белорусские евреи одними из первых  вступили в смертельную схватку с врагом. Узники гетто на территории нашей республики – участники партийного и комсомольского подполья подвергали опасности не только свои  жизни, но и жизнь своих родных – жён, мужей, детей, матерей, отцов, братьев, сестёр. Смертельный риск ждал их на каждом  шагу.
Евреи стояли у истоков антифашистского подполья в Минске, Могилёве, Бресте, Пинске, Гомеле,  Барановичах, Слониме, в  районном центре Куренец Вилейской области.
Уже 8 июля 1941 года нацистскими властями был издан приказ, извещавший, что за связь с большевиками в городе Минске и области расстреляно 100 евреев-коммунистов.

Художник Сергей Коваль нарисовал старые Шатилки с  магазином Шнеера Шульмана.Лет пять тому назад мне на сайте одноклассники.ru случайно попалась на глаза фотография, под которой я прочла: «Это магазин Шульмана в Шатилках с его знаменитой непросыхаемой лужой». Она находилась в альбоме под названием «Шатилки». Там были и другие, по виду послевоенные фото Шатилок, не более пятнадцати штук. Я с большим интересом просматривала их, не понимая, где же сейчас, в современном Светлогорске, маленьком городке Гомельской области, эти места.

Еврейский памятник в фундаменте дома.Вилейка – город, районный центр, расположен на реке Вилия в 103 км от Минска, узел дорог на Молодечно, Сморгонь, Мядель, Докшицы, Плещеницы.
Первое письменное упоминание Вилейки датируется 1460 годом. С 1793 года Вилейка входит в состав Российской империи. На картах XVIII века видно, что поселение располагалось на протяжении более километра по берегу Вилии вдоль единственной улицы с небольшой площадью.
Основными занятиями жителей города в старину являлись земледелие и речное судоходство. По Вилии и далее по Нёману в Европу вывозили лес и продукты земледелия.
Ежегодно в городе проводились крупные торговые ярмарки, объёмы торговли начали спадать только к концу XIX в.