Память

Художник Сергей Коваль нарисовал старые Шатилки с  магазином Шнеера Шульмана.Лет пять тому назад мне на сайте одноклассники.ru случайно попалась на глаза фотография, под которой я прочла: «Это магазин Шульмана в Шатилках с его знаменитой непросыхаемой лужой». Она находилась в альбоме под названием «Шатилки». Там были и другие, по виду послевоенные фото Шатилок, не более пятнадцати штук. Я с большим интересом просматривала их, не понимая, где же сейчас, в современном Светлогорске, маленьком городке Гомельской области, эти места.

Еврейский памятник в фундаменте дома.Вилейка – город, районный центр, расположен на реке Вилия в 103 км от Минска, узел дорог на Молодечно, Сморгонь, Мядель, Докшицы, Плещеницы.
Первое письменное упоминание Вилейки датируется 1460 годом. С 1793 года Вилейка входит в состав Российской империи. На картах XVIII века видно, что поселение располагалось на протяжении более километра по берегу Вилии вдоль единственной улицы с небольшой площадью.
Основными занятиями жителей города в старину являлись земледелие и речное судоходство. По Вилии и далее по Нёману в Европу вывозили лес и продукты земледелия.
Ежегодно в городе проводились крупные торговые ярмарки, объёмы торговли начали спадать только к концу XIX в.

Крюкова Ольга Васильевна.Случайно открыла сайт «Голоса еврейских местечек» www.shtetle.co.il 
Местечко Шепелевичи, Могилёвской области, – родина моей мамы, урождённой Макаровой Ольги Васильевны. Она много рассказывала о своём детстве, и когда я прочитала воспоминания Хони Эпштейна из Шепелевичей, уже знала, что это мамин одноклассник.
Макаров Василь, которого упоминает Хоня, – мой дедушка. Мы долго говорили с мамой об этом, она вспоминала, я уточняла подробности. Вот её история.
«В Шепелевичи перед революцией приехала из деревни Мокровичи моя бабушка с тремя младшими детьми: двумя сыновьями и дочерью – моей мамой Карупата Ириной Васильевной, 1905 года рождения. Они купили землю у пана на Микулинке. Здесь мама вышла замуж за Макарова Василия Андреевича с Заречья (улица Шепелевичей за рекой).

Залман Исаакович Мирингоф.На Мемориальной доске в Союзе художников Беларуси, где отлиты в металле имена живописцев, графиков, скульпторов, погибших в годы Великой Отечественной войны, есть имя Залмана Исааковича Мирингофа. Это, пожалуй, единственная память о нём на земле, где он родился и вырос, где полюбил и женился, где появились на свет его картины и родился сын.
Залман Исаакович прожил совсем короткую жизнь. Ему не было ещё и сорока, когда фашистская пуля перечеркнула надежды на будущее. Он много и плодотворно работал. Но кто сегодня помнит его картины? И вовсе не потому, что это были полотна ремесленника. Мирингоф был своеобразным, думающим художником. Вероятно, в своём творчестве он не достиг тех высот, чтобы искусствоведы всего мира, запрокинув головы, обсуждали каждую его почеркушку.

Дед и тетя, погибшие в Мстиславле.Прошло более 75 лет с того памятного «сорок первого», который оставил глубокий и скорбный след в нашей памяти и нашей истории. Война началась настолько неожиданно, а наша армия оказалась такой неподготовленной, что уже в первые дни была захвачена значительная часть территории Белоруссии, а 28 июня пал Минск. Наступление немцев в значительной степени было сдержано благодаря героическим действиям частей Красной Армии на Днепровском рубеже в районе Могилёва.
Однако, большинство воинских частей, принявших на себя удар немецкой армии в первые месяцы войны, были разгромлены и частично пленены. Так случилось и со 110-й дивизией, сыгравшей важную роль в могилёвской обороне и затем отступавшей из окружения через мстиславльские земли. Вместе с другими частями она оказала упорное сопротивление немецким войскам, но была окружена, рассечена на несколько частей и под командованием командира дивизии Хлебцева В.А. 13 июля начала выход из окружения на Мстиславль, Кричев.