Редакционный подвальчик

 Александр Каплан.В молодом израильском городе Ариэле я встретился с главным режиссёром и художественным руководителем муниципального театра «Матара» Александром Капланом. Мы говорили на разные темы. Я понимал, что жизнь творческих людей, в том числе связанных с театром, как зеркало, в котором отражается и время, и страна. Во время беседы с Александром ещё раз убедился в этом.

Сергей Граховский, 1960 г.В 2013 году отмечалось 100-летие моего отца, белорусского писателя Граховского Сергея Ивановича. Я работала в Государственном архиве (БГАМЛИ), готовила публикации к юбилею практически для всех периодических литературных изданий Беларуси.
Отец был в первую очередь поэтом, но не менее успешно работал и в других литературных жанрах.

Одной из важнейших сторон его творчества и личности было упорное стремление восстановить и поддерживать память о безвременно и безвинно погибших литераторах в 30 – 50-е годы прошлого века.
Почти два десятилетия как нет отца, и у меня складывается ощущение, что может быть эта сторона его творчества сейчас самая главная. Он создал целую литературу о том времени, о нарождающейся белорусской интеллигенции, которую уничтожили под корень.

Давид Симанович и Семен Шойхет.Небольшая историческая справка. День города в Витебске, не просто праздник, это его день рождения. Впервые он был отмечен в 1974 году, когда городу исполнилось 1000 лет.

Нередко приходится слышать, что история – наука точная, так, по крайней мере, утверждают сами историки. Но вот многие с этим согласиться не могут, и отводят ей в плане точности, лишь второе или даже третье место после таких наук, как философия и богословие. И надо сказать, что в чём-то они, безусловно, правы. Ведь сплошь и рядом, в двух достоверных, но разных исторических документах один и тот же факт может быть представлен в абсолютно противоположном виде.

Причина этого очевидна. История, та же биография, и неважно, человека или государства, но только пишут её чернилами разными. Свою, как правило, духами, а вот чужую, уже чем-то другим, тем что пахнет далёко не так приятно. А что касается свидетельств очевидцев – любой свидетель, даже если он видел историю только со стороны, обязательно постарается выставить себя её главным героем.

И ещё. Историю, всегда можно перекроить и представить в абсолютно любом требуемом виде, чем историки не так уж редко и занимаются. Поэтому в истории можно верить только фактам, тем, с которыми, ну, никак не поспоришь. И ничему больше.

Валерий Гринберг.Для меня он оставался Валерой Гринбергом. Таким, как был в Витебске. Случайно, или скорее вынуждено, стал инженером, как многие тогда становились. Кем-то надо было быть. А любил по-настоящему книги. И ещё анекдоты. И сам попадал в анекдотичные истории. Не сегодня об этом рассказывать. Но когда говорят о Валере, почему-то сразу о них вспоминаю.
Когда он передал в журнал «Мишпоха» рассказ «Вельветовые штаны», я спросил: «Как подписать: Гринберг или Зеленогорский?» «Как хочешь, – ответил он, – так и подписывай». «Значит, останешься Гринбергом», – сказал я. Потом мы опубликовали ещё один его рассказ «Миша – полчеловека». Если не пришлось – почитайте. Стоит того!
Собирался дать в журнал подборку его рассказов из книги «Мой народ». И всё откладывал. Из номера в номер.
Конечно, дам. Но хотелось бы, чтобы он её видел… Сегодня Валера Гринберг ушёл в мир иной…
В этой подборке будет в том числе и короткий рассказ, как Валера Гринберг стал писателем и Валерием Зеленогорским.

Марина Борисовна и Лев Абрамович КАЦНЕЛЬСОН.В 1998 году была основана бобруйская еврейская благотворительная организация ХЭСЭД, в которой работало много кружков, в одном из них (группа здоровья) волонтёрской деятельностью занимался Кацнельсон Лев Абрамович. Писатель, поэт, фотограф, он объединил вокруг себя энтузиастов здорового образа жизни. Его руками были изготовлены все тренажеры, массажёры, которыми пользовались члены группы.

Целью создания этой группы здоровья было помочь людям в трудной ситуации обрести себя. В это время многие столкнулись с разного рода трудностями: кто-то потерял близкого человека, кто-то оказался отвергнутым, лишним, кого-то предали. Ситуация усложнялась, если была утрачена работа, подступила старость, болезни.

Помочь активизировать личность на борьбу за выживание, использовать внутренние резервы призвана была созданная при ХЭСЭДе в дополнение к патронажной службе группа здоровья.