Поиск по сайту журнала:

 

Воспоминания

 Пропитанные болью, страхом и ужасом воспоминания Фаины Лифшиц-Чаусер (1920 г. Могилёв – 2013 г. Израиль) о начале войны и эвакуации прислала в Российский Центр «Холокост» её внучка, Наталья Гуревич, проживающая сегодня в г. Хайфа. О том, что уже более 30-ти лет идёт поиск фронтовых писем и воспоминаний тех, кто пережил эвакуацию, Наталья узнала 9 мая 2024 года, из выступления заведующего Архивом НПЦ «Холокост» Леонида Терушкина на Радио КАН РЭКА (Израиль). Предлагаем ознакомиться с этими воспоминаниями нашим читателям.

 Революция 1904-1906 годов

В то время мне шёл шестой год. В памяти моей сохранились все события в большой полноте. Будучи не по возрасту сообразительным и как ребёнок весьма любознательным непоседой, я старался всё узнать, услышать и всё самому увидеть. Если что не понимал, расспрашивал старших, чтобы уяснить суть происходящих событий.

А события, начиная с 1904 по 1906 г., по своей напряжённости и широте действий в нашей местности, я бы сказал превосходили события февральской и даже Октябрьской революций. Свержение монархии в феврале 1917 года произошло единым взрывом в Петрограде и по существу почти бескровно, без особой подготовки и борьбы.

 Яков Файтельсон – уроженец Вильнюса, диссидент-отказник, общественный и политический деятель, исследователь демографических процессов в Израиле. В 1969 году окончил Каунасский политехнический институт по специальности «инженер-математик ЭВМ». С декабря того же года – член вильнюсского отделения подпольной сионистской организации «Иргун», созданной в Ленинграде.

 В доме Семёна Самуиловича Виленского, редактора и издателя, руководителя общества «Возвращение», осуществлявшего публикации произведений узников ГУЛАГа, я бывала часто. Однажды там отмечали издание книги Исаака Моисеевича Фильштинского «Мы шагаем под конвоем: рассказы из лагерной жизни». Я познакомилась с автором книги.

У Лазаря Шерешевского я была дома. Его мне рекомендовал Семён Виленский, узник сталинских лагерей, мемуарист и издатель, он был его приятелем. Жил Шерешевский в маленькой однокомнатной квартире один. Его жена и дочка жили отдельно  за городом. Думаю, виделись очень редко. Когда я приехала к нему домой, чтобы провести интервью, ему привезли только что изданные книги с его замечательными, очень остроумными стихами. Одну из них он подарил мне.