Кухня Мишпохи

Для кого-то еврейская кухня – это согревающие душу, воспоминания детства, бабушкины хлопоты у печки, и удивительно вкусная еда, которая у нас дома называлось: цимес, а hакте hеринг, а гефилте гезеле. Потом всё чаще и чаще я стал слышать русские названия этих блюд: правда, цимес остался цимесом, а в Бобруйске даже открыли магазин с таким названием, гефилте гезеле стало фаршированной куриной шейкой, а hакте hеринг – стало рубленной селёдкой, а потом её стали торжественно называть – форшмак.

Для гурманов еврейская кухня – это территория, на которой они могут прожить всю жизнь, ни минуты не пожалев об этом. Когда говорят «пальчики оближешь», мне кажется, это имеет отношение к еврейской кухне. Разве можно вести себя по-другому, когда на столе стоит фаршированная рыба. Пускай это будет щука, или лещ, или карп. Это может быть, даже не фаршированная, а заливная или молочная рыба, или рыба в томате – все равно «пальчики оближешь».

Для кого-то еврейская кухня, это экзотика, для кого-то мода…

Кушайте на здоровье!

В каждой семье, у каждой хозяйки были свои секреты.

Кухня – это часть народной культуры, чтобы её сохранить, мы на открываем новую рубрику «Кухня “Мишпохи”».

Пишите для нас, рассказывайте, как готовили ваши бабушки и мамы – поделитесь секретами кухни вашего дома.

Кихелах.По страницам «Кулинарного романа в рецептах» Марата БАСКИНА

Это не просто кулинарные рецепты – это память о наших родителях, дедушках и бабушках. Это память сердца. Это вкус времени. Вкус нашего непростого местечкового детства.

Еврейские яичные коржики чаще всего называют ласково кихелах. Хотя, как говорил мне папа, это просто кихл! Хоть они и не главные на кухне, но видно не просто так им дано это имя. Ведь ких по-идиш кухня, а ких-идэнэ – кухарка. Так что родня они кухни, и близкая. Какое ещё блюдо  может таким именем похвастаться?

Флодун - еврейский пирог.По страницам «Кулинарного романа в рецептах» Марата БАСКИНА

Это не просто кулинарные рецепты – это память о наших родителях, дедушках и бабушках. Это память сердца. Это вкус времени. Вкус нашего непростого местечкового детства.

Когда у нас в Краснополье ругались между собой евреи, то они в пылу гнева всегда говорили:

– Вос ду зогст?! А флодун ин дайн муйл унд швайг! (Что ты говоришь? Флодун тебе в рот и молчи! – идиш)

Мой школьный друг, белорус, который кое-что понимал на идиш, услышав раз, как его соседка Гинда, так кричала на свою дочку, подумал, что флодун это, неизвестно какое,  ругательство. И стал выспрашивать у меня, что оно значит на русском языке. И я тогда угостил его бабушкиным флодун. И, попробовав его, он мечтательно сказал:

– Мне бы такой флодун в рот каждый день!

Куриный бульон. Рецепты еврейской кухни.По страницам «Кулинарного романа в рецептах» Марата БАСКИНА

Это не просто кулинарные рецепты – это память о наших родителях, дедушках и бабушках. Это память сердца. Это вкус времени. Вкус нашего непростого местечкового детства.

Куриный бульон для еврейской мамы первое лекарство от всех болезней. В нашем доме, как только кто-то заболевал, бабушка сразу готовила бульон.

Когда я маленький со скарлатиной лежал с мамой в больнице, бабушка каждый день приносила мне свежий бульон.  Как говорил  после дедушка, твоя бабушка за неделю перерезала всех кур, которые у нас были, и оставила одного петуха!

Латкэс.По страницам «Кулинарного романа в рецептах» Марата БАСКИНА

Это не просто кулинарные рецепты – это память о наших родителях, дедушках и бабушках. Это память сердца. Это вкус времени. Вкус нашего непростого местечкового детства.

Большие пышные, воздушные, бабушкины латкес радуют глаз и желудок. Секрет приготовления латкес из муки, в нашей семье передавался по наследству. Передавался рецепт и по мужской линии и по женской. Родственникам и просто знакомым. Так что теперь бабушкины латкес можно встретить где угодно, ибо жизнь и время разбросала нашу мишпоху чуть ли не во все уголки земного шара.

Лэках – сладкий медовый пирог.По страницам «Кулинарного романа в рецептах» Марата БАСКИНА

Это не просто кулинарные рецепты – это память о наших родителях, дедушках и бабушках. Это память сердца. Это вкус времени. Вкус нашего непростого местечкового детства.

Лэках – сладкий медовый пирог, мы пекли всегда к Рош-а-Шону, к еврейскому новому году. Чтобы сладкий был год!