Поиск по сайту журнала:

 

 Я учился в 60-й школе в Минске с 1959 по 1965 год. Класс был, что называется, «крепким» — больше половины учеников были отличниками или хорошистами (после 8-го класса почти все эти ученики перешли и успешно закончили школы с усиленным изучением математики и радиотехники). По всем статьям среди нас особенно выделялся не по годам развитый интеллектуально и физически Аркаша Рудерман. Он был успешен во всём: быстрее всех решал сложные задачи по математике, без ошибок писал прекрасные сочинения и стихи, хорошо рисовал, имел неплохие успехи в спорте, был хорошо сложен, красив, и соответственно, им интересовались самые красивые девочки класса. Ещё в школе он «заболел микробом КВН», был капитаном школьной команды, сам писал скетчи для конурсных выступлений, отлично держался на сцене.

Вот что написано о нём в «Википедии»:
«Аркадий Абрамович Рудерман (1950, Минск — 1992, Таджикистан) — белорусский советский кинорежиссёр.
Окончил Белорусский политехнический институт (1972), ЛГИТМиК (1981). Работал на киностудии «Беларусьфильм».
Лауреат кинофестивалей в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Германии и Японии. Лауреат кинопремии “Ника” в 1988 году за фильм “Театр времен перестройки и гласности” (в номинации — “Лучший документальный фильм”). Погиб осенью 1992 года в горах Таджикистана по дороге из Нурека в Душанбе во время выезда на съёмки телевизионного фильма по заказу студии “Политика” телекомпании “Останкино”. Произошло столкновение со встречным автомобилем. Официальная версия смерти — случайная автокатастрофа, по другим версиям — акт, спланированный против съёмочной группы лицами, не желающими огласки определённой информации».

После окончания 8-ми классов наши пути разошлись, мы продолжили учёбу в разных школах – он в 50-й, я в 30-й. Мы жили неподалёку друг от друга, и иногда встречались на улице или в транспорте. Потом Аркадий появился на экранах чёрно-белых телевизоров в качестве лидера команды КВН Белорусского политехнического института, студентом которого был. В 1971 году команда КВН БПИ стала победительницей всесоюзного конкурса, транслировавшегося Центральным телевидением, в чём была немалая заслуга её фактического лидера Аркадия Рудермана, хотя администрация института объяснила ему, что обладатель такой фамилии не может быть капитаном команды, представляющей Белоруссию. Через год, по инициативе, руководителя Центрального телевидения Лапина, передачу закрыли, что явилось одним из признаков наступившего в стране периода, названного впоследствии «застоем». Этот эпизод стал одним из тех моментов в жизни Аркадия, которые привели к внутреннему бунту против антисемитизма и социальной несправедливости. Спустя полтора десятилетия в творчестве кинорежиссёра А. Рудермана уже отчётливо проявится тяга к изучению «еврейского вопроса», которого у нас, как известно, «никогда не было».
Два раза мы виделись на встречах одноклассников по случаю круглых дат окончания школы. Все собравшиеся с интересом слушали его рассказы о съёмках документального кино.
В 1987 году весь мир отметил 100-летие одного из самых крупных мастеров живописи ХХ века Марка Шагала. Весь мир… кроме Белоруссии, родины мастера. А через год возник скандал вокруг фильма Аркадия Рудермана «Театр времен перестройки и гласности», обрушившего, наконец, стену молчания, возведённую вокруг имени Марка Шагала.
С большим трудом «пробившись» на Первый Всесоюзный фестиваль документальных фильмов в Свердловске (1988) и получив там специальный приз оргкомитета, «Театр» был показан затем 26 ноября того же года по 2-ой программе Центрального телевидения в передаче «На перекрестке мнений». Но, несмотря на всё это, оставались люди, которые продолжали принимать все меры, чтобы вычеркнуть из памяти, из культуры, из истории имя великого человека.

Соавтор Аркадия по фильму «Встречный иск» (Ленинградская студия документальных фильмов, 1989. Фильм об Алесе Адамовиче, о событиях в урочище Куропаты на окраине Минске, где в тридцатые годы без суда и следствия расстреляли, по разным источникам, от 30 до 100 тысяч человек), известный кинорежиссёр-документалист Юрий Хащеватский вспоминает: «Мы начали получать сценарии и там, на телевидении, мне и Аркаше Рудерману дали возможность попробовать себя режиссёрами. У меня как раз заканчивалось три года моего распределения, и мы перешли работать в “Белтуррекламу” режиссёрами. Вот так я и стал профессиональным режиссёром. Как и все режиссёры мы, конечно же, считали себя гениями. Но при этом хотелось и какую-ту бумажку, подтверждающую, что ты режиссёр. Поэтому мы с Аркашей Рудерманом решили получить дипломы. На экзаменах в Белорусский государственный театрально-художественный институт (сейчас Белорусская государственная академия искусств – ред.) мы проходили под кодовым названием “два еврея из рекламы”. Но за задания по режиссуре мы с Аркашей получили по “двойке” и нас не приняли. Мы были очень расстроены, сели в поезд и поехали в Ленинград поступать в Театральный институт (Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии – ред.). И поступили, получив по режиссуре пятерки».

Фильмография Аркадия Рудермана, составленная его женой Галиной Красоткиной, включает 26 фильмов. Почти все они были отмечены призами различных кинофестивалей. Многие из них носят новаторский характер (по ним бы учить студентов института кинематографии!). Большинство из них поднимают такие темы, за которые ни один человек не взялся бы. А вот Аркадий брался – и получал призы и лауреатские дипломы. Самое же поразительное, что был он при этом режиссёром-внештатником, режиссёром «на договоре», режиссёром-любителем, высокий профессионалом, которого его творческое начальство отказывалось замечать.
В начале 90-х, находясь в Израиле, я узнал о трагической гибели Аркадия в горах Таджикистана. Было очень больно и обидно от того, что оборвалась жизнь молодого, талантливого, неординарного человека, с которым был знаком с детства, который мог бы сделать немало интересных фильмов о нашей эпохе.
Вот как описал этот трагический эпизод Владимир ОРЛОВ в очерке «Сорок фильмов Юрия Горулёва»:

«Горулёв оставался бы оператором, если б не гибель Рудермана. В 1992 году они снимали в Таджикистане сюжет о кинорежиссёре Давлатназаре Худоназарове. И невольно встряли в войну кланов. Вот свидетельства Горулёва: “Нас проводили через тайные переходы, рассказывали, какие на той стороне сволочи, как они режут людей и заливают им в горло олово. Мы слушали и думали: ну да, гады. А на следующую ночь уже на другой стороне нам говорили то же самое. И где правда — непонятно, в гражданской войне, наверное, правды быть не может”.
Они ехали на Нурекскую ГЭС – некогда гордость СССР. Джип вёл командир отряда народного фронта, рядом с ним – Рудерман. На заднем сиденье – механик съёмочной аппаратуры и охранник командира, между ними Горулёв с кинокамерой. Увидев красивый пейзаж, Юра попросил Аркадия поменяться местами. Поменялись. Юра снял в профиль командира за рулём, затем из открытого окна снимал с движения. Последнее, что он услышал – слова режиссёра за спиной: “Я знаю, Юра, куда эту панораму вставлю!”
Далее – обстрел, машина перевернулась, командир и его охранник более-менее в порядке, механик – в тяжёлом состоянии, сам Юра – с сотрясением мозга. Режиссёр Рудерман мёртв. Фильм заканчивал Юрий Горулёв уже как режиссёр.
Галя Красоткина – та самая “дорогая Галуша”, которой как бы адресовался фильм с таким названием, – написала сценарий о муже “Аркадий Рудерман: портрет на фоне эпохи”. Из всех режиссёров т/о “Телефильм” она выбрала меня, попросила экранизировать её сценарий. Оператором я пригласил, конечно же, Юру Горулёва. Фильмом Галя осталась довольна, в благодарность подарила мне авторскую работу – вытинанку голуби».

Из очерка Эдуарда Глезина, посвящённого памяти Аркадия Рудермана: «И вот он стоит перед глазами – красивый, сильный, немногословный. Ощущение, что черты его лица были специально созданы для резца скульптора. И было ему всего 42 года. Возраст Владимира Высоцкого, Джо Дассена... Раньше рубежным был “пушкинский возраст” – 37 лет. Как теперь сказать?»
Считалось: ХIХ век – век поэтов, убитых обществом. Говорили так даже тогда, когда уже знали, сколько талантов было уничтожено «вождями и учителями всего прогрессивного человечества» и вообще «строителями коммунизма». Но уже нет «великих кормчих», а поэты всё гибнут и гибнут на глазах так и не воздавших им при жизни должного современников.
Ещё в школьные годы Аркадий писал стихи о войне. Писал про «погоду весной 45 года», про «Мишу, который перехватил его свинец и его похоронку». Чей свинец и чью похоронку перехватил он сам? (https://ed-glezin.livejournal.com/1966131.html).
Подробно о жизненном пути и творческой биографии Аркадия можно прочитать в очерке Якова Басина, который был близко знаком с ним в последние годы его жизни: «Причащение к духу», http://jewishfreedom.org/page743.html).

«Что же это такое – еврейская душа? Сердце – да, стопроцентно: по нему еврейская кровь течёт.
А душа... Нет, ни в коем случае ни от чего не отрекаюсь. Да и в самые трудные, сволочные времена не приходило в голову.
Пишу об этом, как об ущербности, как инвалид детства, не слыхавший колыбельной на еврейском... И ничего тут не исправишь...»

(А. Рудерман. «Последнее поколение». Искусство кино, 1992, №5).

Михаил Каганов,
Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Аркадий Рудерман. Май 1960 г. 3 «Б» класс 60-й школы на пионерском слёте в Михоновичах. Я второй слева, без пионерского галстука по причине малолетства – мне 9 лет. Слева от меня Аркадий Рудерман.