Памятник на месте расстрела узников гетто в Березино.Моя мама родилась и до войны жила в местечке Березино (Минская область).
Летом 1941 года маме было 11 лет, и, как многих детей, на школьных каникулах её отправили отдыхать в лагерь...
И всё! Больше мама домой не вернулась и больше никогда не увидела своих родных и близких.

 

А семья у неё была большая, мама была десятым ребёнком в семье. Она помнит только, что отца звали Вольф и Вульф, он работал на пристани, а мать была прачкой или домработницей. Один из старших братьев по имени Кима работал в Минске в комсомоле. В её памяти остались воспоминания о большой дружной семье. Когда началась война, маму из лагеря сразу же эвакуировали, она рассказывала, как долго и трудно они, дети, ехали по железной дороге в больших вагонах. Как их перевозили с места на место, и наконец, она попала в детский дом в России в городе Рассказово Тамбовской области. Помнит, что тяжело болела тифом, а когда очнулась, то ей показали письмо, которое привёз дядя. С мамой вместе в детдоме была двоюродная или троюродная сестра Ида, вот за ней и приехал этот дядя. В письме было написано, что вся большая семья мамы погибла.

Жизнь в детском доме была трудной, но мама выросла, и её направили учиться в училище на ткачиху. После этого она попала в Московскую область город Хотьково на фабрику имени Горбунова. Там она познакомилась с нашим отцом, вышла замуж, стала носить фамилию Тпругина Дора Владимировна, а по тем метрикам, что были у неё, она Каждан Дора Вольфовна.

Родились мы с братом. Мама редко рассказывала обо всех горестях, которые она пережила. Очень боялась за нас с братом, чтобы нас не притесняли за пресловутый пятый пункт.

 В 1975 году, в год 30­летия Победы, наша семья решилась поехать в Березино. Не буду подробно описывать, но не забуду, пока буду жить, все моменты нашего пребывания там. Маму узнавали, говорили, что похожа на своих родителей, радовались тому, что она выжила, но был и страх о том, что она приехала заявлять о своих правах на дом и землю. Ничего нам было не надо. Нас встретили замечательные люди – семья Гинзбургов. Они рассказали о том ужасе, что произошёл, о Березинском гетто, о том страшном дне, когда с людьми так страшно расправились... Отвели нас на братскую могилу, показали место, где, возможно, лежат наши родные. Мама многое вспоминала и говорила о том, о чём нам не рассказывала, она даже вспомнила название парохода, на котором она отправилась в лагерь, – «Якуб Колас».

Жизнь мамы не была простой. Мы жили (и сейчас живём) в городе Мытищи Московской области. Родители много лет, до самой старости, работали на Мытищинском машиностроительном заводе. Жизнь не была богатой, мама не смогла больше съездить на родину. Я знаю, как она страдала и плакала из­за этого. В 2005 году мама умерла. Перед смертью она вспоминала своих родителей. Мы с братом, конечно же, виноваты, мама всегда говорила нам, что не надо никому говорить о том, что она еврейка, боялась, чтобы мы не пострадали.

Я всегда хотела узнать подробности истории моей семьи. Сейчас появилась возможность сделать это с помощью интернета. Мне уже и самой 61 год, у меня взрослые сыновья. Я понимаю свою ответственность за то, чтобы мои дети знали свои корни. Если сможете как­то помочь, дать сайты или адреса тех организаций, что владеют какой­то информацией, буду благодарна.

СКРЯБИНА Ольга Николаевна

Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Памятник на месте расстрела узников гетто в Березино.