У памятника погибшим евреям местечка ПечищеОн знаком каждому горожанину, этот скромный мемориал в честь Дня Победы в Великой Отечественной войне. Здесь всегда живые цветы, которыми славится израильский город Ашкелон. Приходят сюда ветераны войны – у Вечного огня вспомнить близких и друзей, не вернувшихся с полей сражений. Время летит неумолимо, ежегодно уходят из жизни ветераны войны... 

 

Поведаю о замечательной семье Горелик.
Зинаида, с которой мы знакомы уже более 15 лет, приехала в Израиль из белорусского города Гомеля и сразу же поселилась в Ашкелоне.
Ежегодно, 9 Мая, в праздничный и дорогой для нас день, – это уже стало доброй традицией, – она приходит на городской митинг и приносит с собой фотографии и боевые награды её родных.
Зинаида гордится тем, что четверо мужчин семьи Горелик были участниками Великой Отечественной войны.

– Мои родители  – Фира и Абрам Горелик, поженились 15 мая 1941 года, – рассказывает Зина. – Так совпало, что они оказались однофамильцами, маме даже не пришлось поменять фамилию.
– Но недолго длилось их мирное счастье: на рассвете 22 июня того же года началась война. Мой отец ушёл на фронт, был артиллеристом, командиром орудия, дослужился до звания старшего сержанта, был дважды ранен.
Войну папа завершил в Австрии, награждён медалями «За отвагу» и «За победу над Германией». Хранимый судьбой и Богом, он, к счастью, остался жив, и вернулся домой в октябре 1945-го, к значительно поредевшей семье. Одного из братьев папы, Арона Горелика, судьба, не уберегла: на фронте он был тяжело ранен и умер от ран 5 июня 1943 года.
– Пришла похоронка. Стало известно, что Арон Горелик погребён в братской могиле в Крымском районе Краснодарского края.
Зина показала мне фото памятника на братской могиле, в которой покоится её дядя. Светлая память фронтовику!
Зина взволнованно продолжила рассказ о родных, показала фотографию красивого и стройного молодого мужчины в офицерской форме.
– Это мамин брат, Наум Горелик, – пояснила она. – Он был кадровым военным. Пропал без вести в 1944-м. Много лет мы пытались узнать что-либо о его судьбе, писали и посылали запросы в различные организации, но наши поиски, к сожалению, не увенчались успехом.
Узнать бы, где он похоронен, ухаживает ли кто за могилой?
Семью Наума тоже постигла трагическая участь: его жену и сына, как и остальных евреев города, не успевших эвакуироваться и оставшихся в Гомеле, уничтожили оккупанты и их пособники. Это наше общее горе.

– Среди жертв было немало родственников – как с папиной, так и с маминой стороны, их друзей, соседей, знакомых. У каждого из нас свой Холокост, как и личный счёт к нацизму и нацистам.

Зина рассказала о трагической судьбе родителей её мамы – Фиры Горелик. Зелик Горелик был разрезан пилой, Хася-Лея Горелик – убита, горькую участь вместе с ней разделили её родные сёстры – Марьяся и Фаня.
Свой последний приют они обрели в братской могиле села Печище Светлогорского района Гомельской области. Раньше это был Паричский район. С тех пор изменилось название района да состав населения – евреев здесь не осталось.
Далеко не сразу после окончания войны на месте гибели людей появились обелиски.
Ежегодно, 9 Мая, здесь собирались родные невинно загубленных. Приезжали не только со всей Белоруссии, но и из других государств, как ближних, так и дальних, чтобы почтить память погибших. Ныне редко кто приезжает сюда. Но память не тускнеет с годами, земляки свято хранят её.
Доказательство тому – давние фотографии, с которых смотрят на нас лица людей, ставших жертвами Катастрофы.
Мы помним, мы не забыли!

Маргарита Ойстрах,
Ашкелон

 У памятника погибшим евреям местечка Печище. Зелик Горелик. Наум Горелик.