Поиск по сайту журнала:

 

Саша Ефимова-Адельман.С Сашей Ефимовой – Адельман, родом она из Брянска, я знакома с лета 2020 года. Познакомились мы с ней сразу после окончания первого локдауна.

Я только приступила к работе куратора в частной арт-резиденции, занимающейся раскруткой молодых дипломированных художников из России. И Саша стала первым найденным мною претендентом и самым первым художником, чьи работы были представлены руководству резиденции для окончательного отбора. И ещё она, оказалась единственным из всех мною отобранных художников, тут же прошедших II тур отбора…

Но эти факты имеют лишь косвенное отношение к моей первой встрече с Сашей и её работами, непонятно чем поразившими меня. Причём, сразу же и моментально…

И тогда вдруг, отлично помню, словно само собой, как всегда в минуты  душевного волнения, у меня нежданно всплыли мои собственные, когда-то давно написанные, строчки:

«Загляну я в юность, в годы те вернусь,

На себя любуясь, тихо улыбнусь…»

Это было так необычно, что я не сразу осознала, чем работы этой молодой девушки так задели меня? И почему она так напоминала и напоминает мне  себя в молодости? Что и в чем это наше сходство заключается? Что там  основное и что главное? Откуда у неё та же, как и у меня, одержимость творчеством все 24 часа в сутки? Особенно в решении задач, какие когда-то и я перед собой ставила? Откуда у неё та же страсть к поискам нового, столь для меня характерная?

Всё было до странности не только схоже, но и очень сильно похоже. Кроме одного: в её работах с первого взгляда виделось то, чего у меня в мои юные годы и в помине не было. У неё во всех её монументальных полотнах чувствовалась зрелая, опытная и уверенная рука мастера.

Эту её руку смогло заметить и моё начальство. Совсем при этом, не обратив внимания на приложенную в портфолио CV художницы. И, как я говорила выше, начальство моментально одобрило её кандидатуру, лишь слегка удивившись отсутствию отзывов критиков на её творчество.

Но в принципе-то они были правы: полотна Саши выглядели работами взрослого и зрелого художника, человека опытного, прекрасно знающего и осознающего свои цели и задачи. Думаю, этому способствовала и озвученная информация о трёх персональных выставках, проведённых художником ещё в годы студенчества с пребыванием в арт-резиденциях Бельгии и Португалии. А главное – прежде всего, поражало место нахождения её  последней четвёртой персональной выставки в проекте «Быстрее ветра».  Выставки, проходящей в крупнейшем в России Музее современного искусства «Эрарта». Туда, куда не каждому уже состоявшемуся художнику легко попасть даже на выставку групповую. А  тут: в проект приглашается молодой художник, только что окончивший вуз, с выставкой персональной, которому к тому же выделяется и отдельный совсем не маленький зал!

Оформляя документацию Александры Ефимовой своему руководству и обсуждая с начальством её кандидатуру, я чувствовала, как меня продолжает не отпускать и волновать чувство какого-то странного дежавю, заставляя  вновь и вновь перебирать в памяти впечатления от встречи с работами этого молодого, но явно незаурядного художника. Вновь и вновь пыталась я найти причины столь странного волнения, меня охватившего в первую минуту нашей с ней встречи. И понять суть этого знакомства, почему-то воспринимаемого мною, как  «чудо». Далеко не сразу поняла я сама всё случившееся тогда со мной. И, когда я смогла заглянуть в глубину своего подсознания, то только тогда смогла я и буквально на вкус, распробовать чудо духовного родства с человеком другого, более младшего поколения.

Такое случилось в моей жизни впервые! Лишь после этого пришла к нам обоим радость воспоминания, узнавания себя друг в друге, вместе и одновременно. И настолько сильно и мгновенно, что мы тут же подружились.

Лишь много позже сумела я осознать своё самое первое ощущение. И поняв его, назвать и знакомую ассоциацию, возникшую у меня при взгляде на Сашины монументальные полотна. Именно тогда и проявилось ощущение нашего давнего и глубинного родства. Ощущение такого глубокого и потаенного, вызвавшие в памяти всё давно известное, и напомнившие мне о символике еврейского искусства в работах еврейских художников-символистов. Потом из разговора с Сашей, стало ясно, что ничего не зная о еврейском искусстве, образы ею изображаемые она берёт из собственного подсознания. И тогда мне вспомнился французский живописец-еврей русского происхождения Benn, получивший во Франции за свои работы орден Почётного Легиона. И ряд других еврейских художников-символистов (Эль Лисицкий, Роберт Фальк, Густав Климт), чей подход к живописи так схож с работами Александры.

Лишь после этого мне захотелось задать художнику вопрос о её корнях. А, задав, суметь получить в ответ то немногое, что было известно и самой Саше. Так я узнала, о её бабушке по материнской линии, ещё юной девушкой ставшей после бегства из Польши Валентиной Корнеевной Вавиловой. И, конечно, о её прабабушке Анне Адельман, убежавшей со своими четырьмя детьми на Украину после Краковских погромов ещё в годы I Мировой войны. Что же касается самой Валентины Корнеевны, то её брак с Ильей Александровичем Ефимовым так крепко закрепил её статус, что заставил забыть и своё настоящее имя...  

Сама Саша, названная в честь деда Александрой, в 18 лет взяла его фамилию, став Александрой Ефимовой.

Но мы же понимаем, что суть свою, своё подсознание никуда не денешь! Оно никогда не теряется и никуда не девается. Вот так и потому в Сашиных живописных полотнах часто прорываются символы еврейского национального искусства, взятые ею из глубин её души. Или из своего подсознания. В чём она и сама не устает признаваться. Но проживая в «здесь и сейчас», она в свои  произведения, полные экспрессии, мистики и чувства  включает ещё и другое. Это, и знания, почерпнутые ею из окружающего мира. Из мира изобразительного искусства, так хорошо ей известного, из мира общения с друзьями, коллегами и сверстниками. Ко всему тому она добавляет впечатления своих путешествий по миру, опыт работы по реставрации фресок и исторических росписей в России, работу над витражами в Бельгии и декорациями в Михайловском театре Санкт-Петербурга. Не забывая при этом и своё пребывание в арт-резиденциях Бельгии и Португалии.

Всё это наложенное на её еврейское подсознание и получает в результате то, о чём пишут о ней  арт-критики, называя члена Союза художников России Александру Ефимову-Адельман: «художником-сюрреалистом, исследующим человеческую телесность в пространстве городской среды»

Биография

Александра Ефимова – Адельман, художник из Санкт-Петербурга. Россия.

Образование «Санкт-Петербургский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина». Специальность – «Станковая живопись», мастерская под руководством Х.В. Савкуева.

Проекты и выставки в России: «Молодость Санкт-Петербурга» 2014 года, «Осень», «Весна» (ежегодная выставка в Союзе художников России), «Такеда. Преодоление.» – лауреат ежегодного конкурса мецената Минакова-лауреата «Семейные ценности», «Образы и фактуры » (персональная выставка в молодёжном центре «Среда» 2016 и др.

Лауреат международного конкурса «Такеда. Правило исключительности» 2020 г. Персональная выставка в Музее современного искусства «Эрарта» проект «Быстрее ветра».

Выставки и конкурсы в странах Западной Европы: «Пейзаж. Ноябрь» (Португалия, Лиссабон, 2016), перформативное рисование «Бумага, перо» (Чехия, Прага, 2017, под руководством куратора Михаила Benar). Участник и лауреат резиденции креативного искусства, куратор Ребекка Пичфорк, Португалия и Испания (проект «Трансформация времени»), 2018 г.

Живёт и работает в Санкт-Петербурге. Основное направление в живописи – сюрреализм, метафизический реализм, экспериментальная живопись.

Инстаграмм: art_aleksef

Эл.почта: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Телефон 7-911-165-63-41

Лия-Лея Шульман
член СПб Союза художников России,
член Ассоциации Искусствоведов,
куратор АНО «Центр Культурных Программ», Санкт-Петербург, Россия

Саша Ефимова-Адельман.