На витебском Старо-Улановичском (еврейском) кладбище. Захоронения 10-х и 20-х годов XX века.На витебском Старо-Улановичском (еврейском) кладбище сохранилось более ста мацев, на которых эпитафии написаны на древнееврейском языке. Это в основном захоронения 10-х и 20-х годов XX века. Кладбище было основано в декабре 1909  году. Однако, сохранились здесь и более ранние надгробные памятники. Вероятно, это связано с тем, что в первые же годы существования кладбища сюда были сделаны перезахоронения с других еврейских кладбищ. Вообще перезахоронения не приняты в еврейской традиции. Покой умерших не следует нарушать без чрезвычайно веской причины. Но других версий, как на кладбище открытом в 1909 году появились более старые мацевы – нет.

Когда-то на Старо-Улановичском кладбище стояло гораздо больше надгробных памятников с надписями на древнееврейском языке. Но, мы уже писали в предыдущих главах, что было больше причин, чтобы старые мацевы исчезли с земли, чем чтобы они сохранились.

Удалось узнать фамилию одного из мастеров-каменотёсов, который делал эти мацевы – К.В. Боровский (фото 2). Его фамилия сохранилась на боковой грани одного из памятников. Мастеров-каменотёсов было гораздо больше, эта профессия, как правило, передавалась по наследству от отца к сыну, но время стёрло из памяти фамилии этих людей.

Переводчик эпитафий на русский язык и научный консультант очерков «Тайны чёрных камней» Алексей Усвяцов, которому в Иерусалим мы отправляем фотографии со Старо-Улановичского кладбища, написал, что его «поражает сохранность мацев на могилах 100-летней давности». Дело в том, что мы отправляем только фотографии с чётко читающимися эпитафиями.

На кладбище неповреждёнными сохранились всего несколько старых мацев. На небольшой части надгробных памятников (в основном, из чёрного гранита) чётко читаются эпитафии, хотя сами мацевы сломаны или лежат на земле. Большая часть старых памятников наполовину, а то и больше, ушла в землю, буквы читаются с трудом, а то и вовсе не видны.

Старая мацева – это не только память о конкретном человеке, это ещё и памятник времени, а в некоторых случаях, и памятник культуры. Рядом с этими мацевами вряд ли когда-нибудь появится табличка, что это «памятник культуры начала XX века» и он «охраняется государством». Но еврейская община города обязана взять эти мацевы под свою опеку, потому что до сих мне не известны случаи, когда бы к ним приходили потомки или родственники, похороненных здесь людей и благоустраивали захоронения.

Каждое старое захоронение – тайна, особенно если на памятнике только надпись на древнееврейском, и прочесть её ты не в состоянии. А если и есть на обратной стороне надпись на русском языке, то тоже становится понятным далеко не всё и исследователей ждёт большая работа. Особенно, если надпись на русском языке вот такая – «С.Б.Э. Скончалась 19 тейвесъ 671 г.». (фото 3) Как будто кто-то хотел скрыть имя и фамилию усопшего от посторонних глаз, но в то же время привлечь внимание к памятнику.

На древнееврейском языке на чёрной гранитной поверхности написано (перевод на русский язык):

Здесь обрела покой
Женщина скромная и важная
"Благословенна (она) Средь Женщин,
 Живущих в Шатрах" (прим. перев. מנבת – это аббревиатура מנשים באוהל תבורך – Книга Судей 5,24)
Госпожа Сара Брайна Айтингин
Дочь А(рье) Лейб Шапира
Умерла пятого дня (четверг – прим. перев.) 19 Тевета, 5671 (дата соответствующая 1911 году  – А.Ш.)
Да будет пребывать душа её в обители вечной жизни ("тэ-эй нафшо црура би-црор а-хаим" – תנצב"ה – дословно – "завязана в узел жизни" – прим. перев.)

(фото 4)

Вот и всё, что мы пока знаем о «таинственной» Саре Брайне Айтингин. Возможно, с помощью наших читателей появятся новые факты о её жизни.

Фамилия Вишняк была знаменита в Витебске.  Купца 1-й гильдии Израиля Вульфовича Вишняка в начале XX века знал весь город. Вплоть до революции 1917 года успешно функционировала банкирская контора «И.В. Вишняка», купец владел страховой и транспортной фирмами, имел солидную недвижимость, занимался лесной и мануфактурной торговлей, экспедиторскими услугами, был учредителем Витебской биржи, одним из главных акционеров товарищества «Витебский трамвай». И.В. Вишняк получил подряд на освещение части города электричеством. В 1913 году он на бывшей Воскресенской улице (ныне ул. Марка Шагала) построил красивый кирпичный дом.

Надеюсь, что до окончания 2017 года в этом доме откроется Музей современного искусства. Так что имя Вишняка опять на слуху в Витебске.

Израиль Вульфович был крупным меценатом – председателем правления общества пособия бедным больным евреям, членом попечительского совета коммерческого училища, членом-соревнователем комитета народной трезвости и, что касается нашей темы, – председателем еврейского похоронного общества 1-й и 2-й части Витебска.

У Израиля Вишняка было шестеро детей. Сохранились сведения о его сыне – Лазаре, который был директором акционерного общества «Витебский трамвай». В первые послереволюционные месяцы 1917 года он попал в уголовную историю, причём не как потерпевший, а как главное действующее лицо. Присвоил себе крупную сумму денег, объявил, что акционерное общество «Витебский трамвай» прекращает работу и, не рассчитавшись с рабочими, уехал в Москву. Витебские трамвайщики вычислили бывшего хозяина в столице, привезли в Витебск и заставили выплатить хотя бы частично заработную плату, а в счёт остальной суммы – выдать соль. Рабочие потом меняли её по деревням на продукты.

А вот о жене Израиля Вишняка и матери шестерых детей (в том числе и Лазаря) ничего не было известно. Её имя не встречается даже на специальных генеалогических сайтах, где прослеживается древо Вишняков.

На Старо-Улановичском кладбище сохранился памятник из чёрного гранита с надписью на русском и древнееврейском языках (фото 5). Памятник дорогостоящий, и судя по всему, поставлен на могиле жены Израиля Вульфовича – Гертруды Марковны Вишняк, родившейся 15 апреля 1859 года и умершей 5 февраля 1914 года.

(Перевод эпитафии, сделанной на древнееврейском языке).

Столь доблестную жену, кто найдёт?
(Это отрывок из субботнего гимна – Эшет хайл ми имца – прим. перев.)
Памятник
Важной женщине "Благословенна (она) Средь Женщин,
Живущих в Шатрах" (прим. перев. מנבת – это аббревиатура.מנשים באוהל תבורך - Книга Судей 5,24)
Госпоже Гитл дочери рава Меира Авраама ХаКоена
Из семьи Вишняк
5 Эяра 5619
22 Швата 5674
Да будут ей пухом земля (Дословный перевод – да будет сладостна для неё земля).
От мужа и сыновей
Скорбящих по ней.

От следующего памятника сохранилась только нижняя гранитная тумбочка. Но эпитафия на древнееврейском и русском языках была сделана именно на ней. И благодаря этому мы знаем, что похоронен здесь – один из известнейших представителей еврейской общины Витебска начала XX века доктор Л. Иссерсон.

 (фото 6,7)

 (Перевод эпитафии с древнееврейского языка)

Элиэзер сын Йосефа Исерсон
Умер 3-го Сивана 5688 года (дата соответствующая 1928 году  – А.Ш.)
Да будет пребывать душа его в обители вечной жизни ("тэ-эй нафшо црура би-црор а-хаим" – תנצב"ה – дословно – "завязана в узел жизни" – прим. перев.)

Более подробная информация об Л. Иссермане на сайте:
https://archive.org/details/nybc314077

Доктор Л. Иссерсон работал старшим врачом Витебской еврейской больницы и был всеми уважаемым в городе специалистом. 
В 1911 г. в Киеве по ложному обвинению в ритуальном убийстве был арестован приказчик Менахем Мендель Бейлис. В Российской империи развернулась антисемитская истерия. Это сказалось на результатах выборов в Витебскую городскую думу. В её состав на четыре года (1911-1915) было избрано 53 гласных. Из них только двое были евреями: статский советник, член городского по налогу присутствия, член санитарной комиссии, врач Лазарь Иосифович Иссерсон (был гласным городской думы в 1898-1906 гг.) и купец, потомственный почётный гражданин, член городского по квартирному налогу присутствия, член учётно-ссудного комитета городского банка Меер Мовшевич Нейман.
Для сравнения приведём данные за 1888-1889 гг. Гласными городской думы по 1-му разряду являлись шесть евреев (из 23 человек), по 2-му разряду – восемь евреев (из 24 человек), по 3-му разряду – семь евреев (из 24 человек). Из «Памятной книжки Витебской губернии на 1890 год» видно, что из 71 гласного Витебской городской думы 23 были евреями.

Магиндовид можно увидеть и на старинных надгробьях, но только в ХХ веке его стали использовать повсеместно.
Традиционные еврейские памятники имели чаще всего прямоугольную форму.
Большое значение предавалось эпитафиям. Они обычно писались на иврите. В более поздние времена надписи делали на обоих языках. Эпитафии начиналась словами, объясняющими назначение надгробья: «Здесь лежит». Далее имя покойного и его отца. После даты рождения и смерти согласно еврейскому летоисчислению. Расширенная эпитафия может содержать в себе восхваление покойного, слова о скорбных чувствах родных и выражение веры в воскрешении из мертвых. Часто это цитаты из Талмуда или ветхозаветных книг.

Естественно, что мацевы раввинов выполнялись с соблюдением всех норм и законов. Хотя у каждой из эпитафий есть свои отличия.

(Фото 8)

(Перевод эпитафии с древнееврейского языка)

Рав Мордехай Цви сын
Авраама ХаЛеви Белкин
Муж честный и простой
выдающийся (знаток) Библии
И грамматики Лашон hа-Кодеш
составитель книги (Лашон hа-Кодеш – в дословом переводе – святой язык, т.е. иврит).
Драшот ле Бар Мицва (Поучения к Бар Мицве)
Девяносто один год и три месяца
(Неразборчиво) 5681 (дата соответствующая 1921 году  – А.Ш.)

Внуки, правнуки, а то и праправнуки умерших порой вспоминают отголоски семейных разговоров, которые велись шепотом, о том, что кто-то из предков был известной личностью: раввином, промышленником, меценатом. И начинаются поиски документов, хождения по архивам, интернет-переписка. Есть в этом и стремление узнать – кто ты, и веяние моды, и практические цели.
Недавно получил письмо – спрашивают: слышал ли я когда-нибудь фамилию витебского раввина Лурье?
А буквально, через несколько дней на кладбище увидел этот памятник.

(Фото 9)

(Перевод эпитафии с древнееврейского языка)

Честный муж
Уважаемый рав Хаим сын Ханании
Липман Лурье
Умер 22 Нисана 5674 (дата соответствующая 1914 году  – А.Ш.)
Да будет пребывать душа его в обители вечной жизни ("тэ-эй нафшо црура би-црор а-хаим" – תנצב"ה – дословно – "завязана в узел жизни" – прим. перев.)

Предвидели ли знатоки священных книг и авторы поучения, что пройдёт совсем немного времени и понадобится помощь специалистов, чтобы прочесть надгробную надпись, исследования, чтобы узнать, кто  и где похоронен? 

Автор высказывает благодарность Алексею Усвяцову за подготовку статьи.

Аркадий ШУЛЬМАН

 

На витебском Старо-Улановичском (еврейском) кладбище. Захоронения 10-х и 20-х годов XX века. Фамилияю одного из мастеров-каменотёсов, который делал мацевы – К.В. Боровский Надпись на русском языке – «С.Б.Э. Скончалась 19 тейвесъ 671 г.». На витебском Старо-Улановичском (еврейском) кладбище. На витебском Старо-Улановичском (еврейском) кладбище. На витебском Старо-Улановичском (еврейском) кладбище. На витебском Старо-Улановичском (еврейском) кладбище. На витебском Старо-Улановичском (еврейском) кладбище. На витебском Старо-Улановичском (еврейском) кладбище.