Дорогами войныВторой справа - командир Щ-309 капитан-лейтенант Исаак Соломонович Кабо.

История, о которой я хочу рассказать, началась с событий, которые происходили далеко в стороне от советско-германского фронта.

В сентябре 1943 года в Италии пал фашистский режим Муссолини. Новое итальянское правительство подписало перемирие со странами антигитлеровской коалиции. Немцы пытались захватить итальянские территории, но на их пути встали англо-американские войска, высадившиеся близ Неаполя.
Эти события решили судьбу итальянского флота. Была достигнута  договорённость о разделе его между странами-союзницами. Но, поскольку Советскому Союзу для обеспечения боевых действий Северного флота пополнение нужно было незамедлительно, было решено, что Англия взаимообразно, в счёт будущего раздела итальянского флота, передаст Советскому Союзу часть своих кораблей, в том числе и четыре подводные лодки.

Английским лодкам присвоили индекс «Веди» и, соответственно, поименовали  «В-1», «В-2», «В-3» и «В-4». Для приёма этих лодок были сформированы четыре команды из моряков разных флотов, а командирами назначили четырёх наиболее успешных боевых офицеров. Трое из них Герои Советского Союза: тихоокеанец капитан 1-го ранга Трипольский Александр Владимирович, североморец капитан 2-го ранга Фисанович Израиль Ильич, черноморец капитан 3-го ранга Иоселиани Ярослав Константинович. Четвёртым был капитан 3-го ранга Кабо Исаак Соломонович, балтиец, командовавший ранее гвардейской подводной лодкой «Щ-309».

Двое из четырёх прославленных командиров-подводников, Фисанович и Кабо, – евреи. И, если судьбу первого из них – Фисановича, историческая литература не обошла своим вниманием, то о втором – Кабо, не написано почти ничего, хотя оба они заслужили, чтобы их имена сохранились в нашей благодарной памяти.

Первой из Англии в Советский Союз вышла лодка под командованием Фисановича: 25 июля 1944 г. подводная лодка «В-1» под советским военно-морским флагом начала путь к нашим берегам, но в пути погибла. Долгое время причины и место её гибели оставались невыясненными. В послевоенные годы было установлено время и место гибели лодки «В-1»: 9 ч 39 м по Гринвичу 27 июля 1944 г. в точке с координатами 64°34' северной широты и 1°16' западной долготы (т.е. в 230 милях к северу от Шотландских островов). В пятидесятых-шестидесятых годах в Великобритании и США были опубликованы 4 монографии, в которых признали факт потопления советской подводной лодки «В-1» британским бомбардировщиком береговой охраны “по ошибке”. Советские историки утверждали, что Адмиралтейство Великобритании просто не хотело передать Советам эту лодку.

Имя Фисановича стало легендарным уже в первые месяцы войны. Внешне он не выглядел богатырём. Среднего роста, с чистым высоким лбом, серыми мечтательными и внимательными глазами. Но это был командир, что называется, «милостью Б-жьей» – талантливый, дерзкий, стремительный, с великолепно развитой интуицией. Он был личностью обаятельной, разносторонне одарённой. Великолепный рассказчик, знаток военно-морской истории и флотоводческого искусства, новатор технических приёмов войны на море.

На севере он командовал подводной лодкой-«малюткой» «М-172». Лодки этого типа были вооружены всего двумя торпедами, в их боевые возможности многие не верили. Но вот август 1941 года. Первый боевой выход лодки в море, и уже в этом первом походе проявляются незаурядные качества её командира. Лодка подошла к фиорду Петсамо-Вуоно, в глубине которого была расположена занятая врагом гавань Пиинаха-Мари. Фисанович принимает дерзкое решение: войти внутрь охраняемого фиорда, в гавань, и там атаковать врага, который не ждёт нападения. Трезвый расчёт, командирский талант и блестящая выучка подготовленной им команды обеспечили успех: вражеский транспорт, водоизмещением 6000 тонн, находящийся под разгрузкой военной техники, был торпедирован и потоплен прямо у пирса. Дальше – мастерский отрыв от преследования сторожевых кораблей, уход от взрывов глубинных бомб и, наконец, фиорд Петсамо-Вуоно позади.

А на следующие сутки, вечером, второй торпедой было пущено на дно ещё одно судно врага водоизмещением 1500 тонн.

Затем последовало много других славных побед, но этот первый боевой поход сразу сделал имя Фисановича легендарным. По оценке командующего Северным флотом адмирала Арсения Головко, это была “первая по-настоящему знаменательная победа, определившая наши возможности в борьбе с врагом на его коммуникациях...”.

За 2 года под командованием И.И. Фисановича «М-172» совершила 17 боевых походов, потопив 13 кораблей и судов противника. Кроме того, в тыл врага была заброшена одна разведгруппа и эвакуирована другая группа разведчиков. Флаг «М-172» украшали орден Красного Знамени и гвардейская лента.

Вот что писал о Фисановиче после гибели подводной лодки «В-1» бывший командир бригады подводных лодок Северного флота Герой Советского Союза контр-адмирал Иван Александрович Колышкин: «…Израиль Ильич – умница, обаятельный и разносторонне одарённый человек – был любимцем всех старожилов бригады. В перерывах между боевыми походами он вёл дневник, облекая в неплохую литературную форму историю своей гвардейской краснознамённой «малютки». У него было много интересных выкладок, обобщающих опыт войны на севере и касающихся новых путей в тактике. Из него мог бы выйти или крупный командир или большой флотский учёный. Но об этом «мог бы» лучше не гадать. Важно то, что он успел сделать. А сделал он очень многое – больше, чем иной сумеет за всю свою жизнь».

Остальные 3 лодки, в том числе и лодка «В-3» под командованием Кабо Исаака Соломоновича, благополучно завершили переход и вошли в состав Северного флота.

Расскажу об одном боевом эпизоде, характеризующем Кабо – командира-подводника. Это было во время похода подводной лодки «Щ-309», которой он командовал в августе 1942 года. Лодка направлялась в воды Балтики, на коммуникации врага.

Прежде всего, нужно хорошо себе представить, каких усилий стоило выйти в воды открытой Балтики. Оба берега Финского залива и большинство его островов находились в руках противника, который имел возможность просматривать весь район. Мелководность залива, насыщенность его минами крайне усложняли переходы подводных лодок в районы боевых действий на коммуникации вражеских транспортов. На пути движения советских подводников в Финском заливе был создан мощный противолодочный рубеж, состоявший из противолодочных сетей и тысяч мин различного типа, поставленных на разные глубины. Только в центральной части Финского залива было установлено до 3000 мин и минных заграждений.

 Для многих лодок прорыв противолодочного барьера в Финском заливе заканчивался трагически. Вот как описывает такой прорыв сам Кабо: «… Тишину нарушает доклад из носового отсека: «Центральный! Скрежет по правому борту!» Немедленно раздаётся команда: «Стоп правый мотор, право руля!» Неприятный звук трения металла о металл ползёт вдоль борта, затем прекращается. На этот раз лодка мину не зацепила… Да, не зацепила! И так много раз, причём не только на выходе в открытую Балтику, но и при возвращении на базу! А если бы, хоть один раз зацепила и подтянула мину к лодке! Тогда всё! Взрыв и гибель!..»

В этом боевом походе, длившемся 23 дня и ночи, командир корабля 37 раз проводил лодку через плотные линии минных заграждений.

Из наградного листа:

«С начала Отечественной войны капитан 3-го ранга Кабо совершил четыре боевых похода, образцово выполнил задание командования. Прошел 6227 надводных и 2573 подводных миль.

Выйдя в боевой поход в августе 1942 года исключительно мастерски, в трудных географическо-навигационных условиях финского залива, при противодействии средств ПЛО, скрытно форсировал финский залив, выйдя на боевую позицию в Балтийское море.

На позиции действовал смело и настойчиво. Великолепно использовал географическую обстановку района, снайперской торпедной стрельбой уничтожил четыре гружённых транспорта противника общим водоизмещением в 36 тыс. тонн и один миноносец типа Ягуар.

После торпедных атак подлодка подвергалась неоднократным преследованиям и бомбежкам глубинными бомбами вражеских кораблей, сбросивших на подлодку в общей сложности 64 глубинных бомбы. Но благодаря умелому маневрированию командира тов. Кабо подлодка отрывалась от преследования и уходила.

За проявленную стойкость, отвагу и геройство в борьбе с германскими захватчиками ходатайствую о присвоении Капитану 3-го ранга Кабо Исааку Соломоновичу звания Героя Советского Союза».

21 марта 1943 года на «Щ-309» прибыл командующий Балтийским флотом вице-адмирал Владимир Филиппович Трибуц и вручил командиру «Щ-309» Гвардейский военно-морской флаг.

Однако, несмотря на свои победы, представленный к званию Героя Советского Союза, Исаак Кабо не был удостоен этой награды из-за своего еврейского происхождения.

Подводная лодка «В-3»  под командованием Кабо последней на Северном театре выходила на коммуникации врага и 4 февраля 1945 года благополучно вернулась из похода. А её командир Кабо Исаак Соломонович –  после окончания войны старший офицер отдела подводного плавания Штаба Северного флота (СФ) (1945), командир 3-го, затем 5-го дивизиона подводных лодок СФ (1945 – 1948), начальник штаба 33-го дивизиона подводных лодок СФ (1951 – 1953). С 1953 по 1963 на преподавательской работе.

В 1951 закончил Военно-морскую академию.

Скончался Кабо Исаак Соломонович в 1981 году, похоронен на Богословском кладбище Санкт-Петербурга.

В заключение хочется добавить, что во время ВОВ из 18-и командиров подводных лодок – евреев ещё двое.

Капитан 1-го ранга Богорад Самуил Нахманович (из Витебска, 1907 – 1996)  и контр-адмирал  Коновалов Владимир (Вульф) Константинович (Калманович) (1911 – 1967)  были Героями Советского Союза.

Так что заголовок этого очерка «Двое из четырёх» можно толковать двояко….

Арон БЛЯХМАН,
в прошлом капитан-лейтенант,
офицер крейсера «Адмирал Сенявин»

Второй справа - командир Щ-309 капитан-лейтенант Исаак Соломонович Кабо. Почтовый концерт, посвященный Фисановичу И.И. Открытии мемориальной доски Богораду С.Н. в Витебске. Коновалов В.К.