Василий Михайлович Ротов.В 1927 году в еврейском госпитале Парижа родился потомственный казак – самый настоящий, без примеси еврейской крови. Мальчика назвали Василием, фамилия – Ротов. Будущий кадет, ставший впоследствии, когда началось возрождение казачьего движения, представителем его в Канаде и казачьим генералом.
Отец Василия до революции служил офицером лейб-гвардии казачьего полка. В Гражданскую войну воевал против большевиков. После поражения белогвардейцев, бежал на запад.
Мать – была дочерью полковника Ерандакова, возглавлявшего контрразведывательное отделение при Санкт-Петербургском губернском жандармском управлении. Училась в Смольном институте, и тоже оказалась в Париже, где и повстречалась со своим будущим мужем.

Что связывает этих людей с еврейской общиной Парижа? Казалось бы ничего. Но судьбы порой закручены таким образом, что поступки, совершенные другими людьми за много лет до происходящего, причудливым образом отражаются на следующих поколениях.
Эта история началась за 22 года до описываемых событий.

Киевский еврейский погром – октябрь 1905 года

Волна революционных настроений прокатилась по городам Российской империи, не стал исключением Киев. После многих лет гонений и притеснений евреи поддержали новые политические веяния. На 20-тысячной манифестации, проходившей на Думской площади (ныне – площадь Независимости) 18 октября, лидеры левых партий скандировали призывы к углублению реформ и полному отказу от царизма. Митинг носил, как сказали бы сегодня, мирный характер, что не помещало войскам окружить манифестантов и открыть по ним огонь – убили несколько человек.
Тем же вечером, через несколько часов после разгона демонстрантов, в городе начались стихийные еврейские погромы. Сначала хулиганы избивали и грабили случайных прохожих, а затем целенаправленно стали врываться в еврейские магазины и квартиры. Христианские лавочники, чтобы не попасть под горячую руку мародёров, выставляли в окнах магазинов царские портреты и национальные флаги. Их магазины погромщики не трогали.
Действия нападавших были инспирированы властями, поэтому не следует удивляться тому, что киевская полиция либо безучастно наблюдала за погромом, либо, в некоторых случаях, сама принимала активное участие в избиении и грабежах евреев. Как итог, за три дня погрома свыше 2000 еврейских квартир, магазинов, мастерских были уничтожены, погибло 47 человек и более 300 оказались ранеными. Только к 20 октября власти стали останавливать резню.
В тот день одна из многочисленных еврейских семей попала в беду (к сожалению, фамилия затерялась в водовороте истории). Расправа вот-вот должна была случиться, убийцы подступали к главе семейства, когда в дело вмешались жандармы под командованием ротмистра Василия Ерандакова. Они не позволили озверевшей толпе расправиться с этой конкретно семьей...

Бедный квартал Парижа – май 1927 года

Молодая женщина Тамара Ротова, в девичестве Ерандакова, готовилась в ближайшие дни стать матерью. Положение было отчаянным. Её супруг Михаил Ротов тяжело работал за сущие гроши, которых едва хватало на жизнь. Определить жену в госпиталь или вызвать на дом врача не представлялось возможности – нечем было платить, а беременность протекала не очень гладко. В тех условиях «не очень гладко» означало практически верная смерть ребёнка и вероятная гибель роженицы.
И вдруг (такое бывает разве что в сказках) в дверь постучали. На пороге стоял хорошо одетый молодой еврейский мужчина, местный адвокат. Он обратился к женщине по её девичьей фамилии: «Вы Ерандакова?» Быстро поняв, что явился по верному адресу, молодой человек без обиняков сказал, что пришёл отдать «долг чести» и спросил, чем он может быть полезен. Так завещал ему перед смертью отец, спасённый от гибели ротмистром Ерандаковым в 1905 году.

Еврейский госпиталь

Афишировать отсутствие еврейских кровей у роженицы не стали. Ротова была тёмноволосой, поэтому поручительства молодого еврея, что это его родственница, вполне хватило. Она получила квалифицированную медицинскую помощь и надлежащий уход. Мальчик родился здоровым. К нему даже приходил моэль, чтобы по еврейской традиции сделать обрезание. Молодой адвокат, чтобы избежать неловкости, всё уладил к общему удовлетворению. От обрезания отказались под каким-то благовидным предлогом.

Вместо заключения

Дед Ротова не узнал, что спасая еврейскую семью, спас от гибели собственную дочь и будущего внука... а, следовательно, и свой род. Полковник Ерандаков умер в 1919 году.
Василий Ротов после смерти матери в 1951 году переехал жить в Канаду.
Эту историю в интервью мне, еврейскому редактору, рассказал незадолго до смерти профессор Манитобского университета Василий Михайлович Ротов, потомственный казак.

Михаил Спивак,
http://www.spivakm.com
заместитель главного редактора
журнал "Новый Свет" (Канада)
специально для «Мишпохи»

Михаил Спивак – писатель, публицист, редактор, член Союза журналистов России и Академии литературы и искусств Украины. Проживает в Канаде. Автор нескольких книг. С 2010 года — главный редактор газеты «Перекрёсток Виннипег». С 2013 года — соучредитель издательства «Litsvet» и заместитель главного редактора литературного журнала «Новый Свет».
Публиковался в периодических изданиях России, Украины, США, Канады. Автор передач на канадском радио и телевидении, телеканале RTV. Лауреат литературных премий.

Василий Михайлович Ротов.