Давид Симанович и Семен Шойхет.Небольшая историческая справка. День города в Витебске, не просто праздник, это его день рождения. Впервые он был отмечен в 1974 году, когда городу исполнилось 1000 лет.

Нередко приходится слышать, что история – наука точная, так, по крайней мере, утверждают сами историки. Но вот многие с этим согласиться не могут, и отводят ей в плане точности, лишь второе или даже третье место после таких наук, как философия и богословие. И надо сказать, что в чём-то они, безусловно, правы. Ведь сплошь и рядом, в двух достоверных, но разных исторических документах один и тот же факт может быть представлен в абсолютно противоположном виде.

Причина этого очевидна. История, та же биография, и неважно, человека или государства, но только пишут её чернилами разными. Свою, как правило, духами, а вот чужую, уже чем-то другим, тем что пахнет далёко не так приятно. А что касается свидетельств очевидцев – любой свидетель, даже если он видел историю только со стороны, обязательно постарается выставить себя её главным героем.

И ещё. Историю, всегда можно перекроить и представить в абсолютно любом требуемом виде, чем историки не так уж редко и занимаются. Поэтому в истории можно верить только фактам, тем, с которыми, ну, никак не поспоришь. И ничему больше.

***

Каким образом вершится история? Однажды мне самому пришлось это услышать, причём от непосредственного её участника. Было это тёплым летним вечером. Мы сидели в кабинете главного редактора журнала «Мишпоха». На столе стояли тарелки с колбасой, селёдкой, огурцами и открытая бутылка водки. Нас было трое – кроме меня и Аркадия Шульмана, член Союза писателей СССР, поэт Давид Симанович. Разговор о прошедшем недавно празднике города зашёл случайно, а в результате мы услышали от Давида, о том, как вообще этот праздник появился на свет.

 Здесь, вероятно, надо немного рассказать о Симановиче. Человек это был незаурядный, в нём  бурлила и даже переливалась через край неуёмная, никогда не иссякавшая энергия. За свою долгую  жизнь он издал более двух десятков книг стихов, и ещё несколько сборников прозы. А для любимого им города сделал ещё много добрых и нужных дел.

Вместе с Вознесенским, Быковым, Барадулиным он вернул городу опального Марка Шагала. Сегодня Шагалу в Витебске установлен памятник, открыт музей, носящий его имя.

Кроме этого, Симанович организовал в городе литературные праздники Пушкина и Караткевича, а на открытые им Шагаловские чтения, и сегодня съезжаются исследователи творчества художника из разных стран.

Об этих заслугах мы, конечно же, знали, нисколько не сомневались и в других, но то, что к юбилею города он тоже приложил руку, я не имел представления.

***

Дело, с его слов, обстояло так. Давид был в хороших отношениях с Михаилом Рывкиным – доцентом Витебского пединститута. А тот, в свою очередь, дружил с Леонидом Алексеевым – видным сотрудником Института археологии Академии наук СССР. Дружба эта началась с тех времен, когда Алексеев проводил в Полоцке раскопки.

В один из таких приездов, это происходило летом 1970 года, они сидели на кухне у Симановича. Настроение было соответствующим и Давид с Рывкиным целый час пытались выяснить что-то из давней истории Витебска.

– Послушайте, – вмешался в разговор Алексеев. – У вас очень старый город. Есть же в Союзе тенденция отмечать юбилеи городов – Москве 800 лет отметили, Ленинграду – 250. Организовали бы у себя юбилей, глядишь, денег на развитие городу подкинули бы, праздник народу устроили.

За столом возникла немая сцена – все смотрели на Алексеева,  пытаясь осмыслить, о чём это он.

– Хорошо, и как ты себе это представляешь? – Поинтересовался Симанович.

– Ну как? Вернусь в Москву, покопаюсь в архивах, что-нибудь да найду. Напишу, а вы сошлётесь на меня, может что-то и получится.

На этом разговор закончился, а вскоре о нём и вовсе забыли. Только забыли все, кроме Алексеева. Леонид Васильевич был человеком обязательным, слов на ветер не бросал, и, вернувшись в Москву, плотно этой темой занялся.

Самое раннее упоминание о Витебске, уже как о городе, была в «Повести временных лет» и относилось к 1021 году. Но для празднования его юбилея в ближайшем обозримом будущем эта дата никак не подходила. В той же летописи нашлась ещё одна история – в 947 году, княгиня Ольга по пути из Киева в Новгород, приблизительно в этом регионе, собирала дань с кривичей. Но и здесь тоже была неувязка – во-первых, 947 год не устраивал, а кроме того, о Витебске в ней вообще не было ни слова.

Тогда Алексеев обратился к более позднему источнику – летописи Панцирного-Аверки. В последний раз она переписывалась в 1733 году и имела много неточностей. Зато в ней уже конкретно говорилось, о том, что княгиня Ольга с дружиной, победив ятвягов и печенегов, заночевала на берегу Двины в устье Витьбы. Она приказала заложить в этом месте деревянный острог, который назвала по имени речки – Витебском. И самое главное – произошло это в 974 году. То есть, если брать за основу эту дату, то в 1974 году Витебску исполнилось бы ровно 1000 лет.

Но и здесь выплыла очередная проблема. Дело в том, что в 974 году Ольги уже не было в живых. Она умерла в 969, и этот факт был достоверно известен. Если верить истории описанной в «Повести временных лет», такие события вполне могли иметь место в 947 году, но в 974, практически никак.

Тем не менее, эта дата была самым ранним упоминанием о городе в летописи, и, правда, с некоторым натягом, её вполне можно было считать годом его основания. Алексеев высказал предположение, что возможно цифры 4 и 7 были когда-то перепутаны переписчиком. И в этом случае, даже если верной была версия 947 года, то в 974 Витебск уже в любом случае существовал. Тем более, что согласно раскопок, поселения в этих местах, появились гораздо раньше – примерно в третьем веке нашей эры. Основывали их, скорее всего, викинги на пути «из варяг в греки», поскольку здесь проходил один из маршрутов. А место было определяющим, потому что чуть ниже его начинался переход из Двины в Днепр.  

Практически, статья была закончена, она так и называлась – «Когда основан Витебск». Для большей солидности, Леонид Васильевич взял в соавторы своего шефа – директора института академика Рыбакова. Затем, опубликовал её в научном журнале «Памятники истории и культуры Белоруссии», и сообщил об этом Рывкину.

Михаила Степановича эта новость, в немалой степени удивила, но ещё больше озадачила. Тот разговор на кухне, которому он не придал значения, за прошедшее время вообще выветрился из памяти. Симанович же, наоборот, всё помнил и с присущим ему оптимизмом, хотя и не на сто процентов, но был уверен, что выдвинутую Алексеевым идею реализовать можно. Он с большим рвением, принялся убеждать друга, по крайней мере, попробовать, а там уже что получится.

Через несколько дней они с этой статьей были на приёме у председателя Витебского горисполкома Воробьевой. Никто из них, естественно, не ждал каких-то результатов от первого визита, тем не менее, результат превзошёл самые оптимистичные ожидания. Валентина Павловна, женщина деловая и умная, за сухими строками статьи сразу увидела, те перспективы, которые мог бы от этого получить город. Она внимательно посмотрела на посетителей, поблагодарила их, и уже через минуту приняла решение:

 – Всё. Оставляйте это у меня, дальше я сама. – На  этом рассказ Симановича закончился.

***

Но колесо действительно завертелось. По всей видимости, в этом оказалось заинтересовано и партийное руководство города, поскольку его первый секретарь Михельсон Валентин Васильевич в это время ходатайствовал о присвоении Витебску ордена Ленина, и его юбилей, в этом плане, мог оказаться как раз кстати. Из горкома партии в Академию наук СССР направили официальный запрос, ответ не заставил себя ждать и подтвердил всё, о чём писалось в статье:

«Институт археологии АН СССР считает, что тысячелетний юбилей города Витебска следует отметить в 1974 г., взяв 974 г. за условную дату его основания».

С этим заключением Валентина Павловна Воробьева отправилась в Минск. В Белоруссии, к этому времени, свой 1100-летний юбилей отметил только Полоцк. Витебск был вторым, а кроме этого, у него намечалась очень уж круглая дата – 1000 лет. Так что в Совмине подумали, подумали… и утвердили. Сумму для проведения, Воробьева попросила в два раза большую необходимой, из расчёта, что половину, в любом случае, дадут. Но выделили, почему-то, ровно столько, сколько она попросила. Чуть позже, второй секретарь Витебского горкома партии Наумчик отправил письма с просьбой о помощи в организации юбилея во все союзные министерства, чьи предприятия находились в Витебске. Никто из них тоже не отказал. В результате сумма оказалась такой, что начали задумываться, как за два года, которые ещё оставались до юбилейной даты, успеть её потратить.

Но страхи оказались напрасными – деньги успешно реализовали и в результате город изменил своё лицо. В центре появились дома с новой архитектурой, а вместо маленькой Оршанской площади, выросла площадь Победы, самая большая на тот момент во всей Европе. Добрую её половину занимал мемориальный комплекс, который заканчивался на крутом берегу Двины 56-метровым монументом с тремя, уходящими в небо штыками.

Сам праздник тоже удался. Начался  он с открытия мемориала. Собрался на него, практически, весь город – свободного места не было, не только на огромной площади, но и на крышах соседних домов. Состоялся костюмированный парад – женщины шли в белорусских национальных костюмах, а мужчины в доспехах русских витязей. Повсюду играли оркестры, выступали творческие коллективы, не только свои, но и приглашенные. Впервые по всему городу были расставлены палатки с вином, закусками и сладостями для детей.

Вечером, при большом скоплении народа, на берегу Двины, в том самом месте, где 1000 лет назад, возможно, всё и началось, прошло грандиозное шоу. Вначале туда на разукрашенной ладье приплыла княгиня Ольга со своей дружиной, а после на берег с надувных плотов высадились десантники и выбили из кустов засевших там немцев. А когда уже совсем стемнело, в городе состоялся салют. С тех пор, свой день рождения Витебск отмечает каждый год.

***

Такая вот получилась история. Сегодня трудно сказать, что в ней реальность, а что всего лишь предположения. В действительности ли город был основан княгиней Ольгой, так до конца осталось невыясненным. Естественно, нет документальных подтверждений того, что всё происходило именно так, как об этом рассказывал Симанович. Поэтому, как мы об этом говорили в самом начале, будем основываться на голых фактах.

Статья Леонидом Алексеевым была написана, и в ней 974 год он определил, как год основания Витебска. Академия Наук СССР этот факт официально подтвердила. Город стал орденоносцем, правда орден Ленина ему так и не дали, ограничились орденом Трудового Красного Знамени, но, как говориться, и за это спасибо. В 1974 году Витебск отметил тысячелетний юбилей, и с тех пор свой день рождения отмечает ежегодно. О вкладе во всё это Рывкина и Симановича, может свидетельствовать та благодарность, которую выказало им городское руководство. Вскоре после празднования тысячелетия они из хрущёвок переехали в хорошие квартиры, расположенные в самом центре.

Помню в школе, история была моим любимым предметом, но с годами, почему-то начал считать, что сказкам можно верить только в детстве. Сегодня я абсолютно убеждён – в сказки верить нужно в любом возрасте, а если к этому ещё и приложить руки, они вполне могут стать явью.

Семен ШОЙХЕТ

Давид Симанович и Семен Шойхет. Алексеев и Рывкин на праздновании 1000-летия.