Кукла Валерии Гайшун «Дедушка и я».Бабушка говорила: «Леронька, то, что деда еврей, надо скрывать. Маму твою и тётю Тому дразнили – Вальсон-без-кальсон! Ты – русская, Леронька! То, что деда еврей так получилось».
И мама так говорила. И я скрывала. У меня были русые косички. И фамилия – Королёва. И никто не знал, что деда – еврей. И я садилась с ним в разные двери в троллейбусе.

Но, я гордилась им, когда он приходил 9 мая в школу и рассказывал о войне. Но, я любила гулять с ним по городу и слушать рассказы о Бобруйске.
И я называла его «липучкой», потому что он всегда хотел меня обнять. И я стеснялась его, потому что еврей – это плохо. Просто плохо, без комментариев. 
Его нет, моего дедушки Вольфсона Григория Хацкелевича. Уже 16 лет нет. А для меня он живой. Живой – в моей любви к детям, я тоже «липучка», особенно для сына и для внучки.
Живой – в моём отношении к жизни, я храню в сердце его рассказы о городе, который он любил и я люблю. Живой – в моей любви к мужу, потому что я умею прощать. Живой – во всех куклах моих, а не только в кукле «дедушка». 
Наверно я не могу его отпустить и это плохо. Может быть, если сказать «прости»... Может быть.
Я готова, я могу взять всю вину на себя – и за бабушку и за маму. Тогда я была ребёнком. Сейчас я в том возрасте, в котором был дедушка, а мне было пять лет и всё это началось – тайны еврейства и т.д.
Я всё давно поняла. Все мы ответственны не только за то, что мы делаем. А и за то, что посредством нас делают другие. Мы люди – не орудие. Всегда люди, даже когда ещё дети. 
И, поэтому всё, что я делаю сейчас – это большое "ПРОСТИ". Прости меня, дедуля! Я горжусь, что я – твоя внучка! Я очень счастлива, что во мне есть часть твоей крови, твоей мудрости, твоего смирения и твоей любви... Я отпускаю тебя. И прошу – не оставь меня, потому что в тебе моё НАСТОЯЩЕЕ, то, что очень хочется оставить и детям и внучке...

Валерия ГАЙШУН

Кукла Валерии Гайшун «Дедушка и я». Дедушка Вольфсон Григорий Хацкелевич.