Литературная гостиная

Александр Коварский.Речка исчезла

Почему человеку вспоминается детство? Трудно сказать. А ведь снится и тянет туда, в этот мир. Воспоминания хаотичны, неожиданно всплывает то одно, то другое. На Лёшину долю выпало немало испытаний: эвакуация из Витебска под обстрелом фашистских самолётов, инфекционные болезни, дважды был на грани смерти, голод – постоянный спутник в «хлебном» Ташкенте. В послевоенном Ленинграде жизнь в огромных коммуналках для всех была неустроенной. После демобилизации отец долго не мог найти работу, и семье приходилось довольно трудно.

Илья Стариков.Историко-психологическая новелла

Сон разогнало удивительное блаженство от счастья полёта. На семьдесят восьмом году жизни неведомая сила подняла доктора биологических наук в небеса так высоко, что Иосиф Абрамович Рапопорт увидел в полузабытом дворике родного украинского Чернигова две знакомые фигурки отца и матери. Детская радость узнавания самых близких людей ещё больше усилила восторг от происходящего. Он даже отчётливо услышал радостный эховый возглас матери: – Юзи…и…к!... Юзи…и…к!... И опять перехватил, запомнившийся ещё с подростковых лет, удивленно-горделивый взгляд отца.

Радислав Аскотский.Лето было в разгаре, его запахи кружили голову и обостряли чувства. Наша деревня – центральная усадьба совхоза «Светлый путь», утопала в зелени молодых яблоневых садов. Возле домов образцово-показательного совхоза-миллионера, преобразованного недавно из колхоза, которым уже более пятнадцати лет руководил мой отец Гросс Михаил Соломонович, в садах и огородах приусадебных участков тоже зеленели яблони, а кроме них сливы, груши, расцветал буйными красками малинник, аккуратными грядками росли помидоры, огурцы, цвёл белым, а кое-где синим, розовым или фиолетовым цветом картофельник, кусты чёрной смородины и красной, именуемой в Беларуси паречками, стояли стройными молодыми рядами.